icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Семен Цыгановский
Интересные факты

Потомственный первооткрыватель. Есть такой – Бартоломео Диаш.

  • 215
  • 6

Потомственный первооткрыватель. Есть такой – Бартоломео Диаш.

П
Памятник первооткрывателям (Monumento dos Descobrimentos) поставлен в столице Португалии Лиссабоне на берегу океана. Высота памятника – около 60 метров. Контур памятника напоминает каравеллу с поднятыми, наполненными ветром парусами. На палубе этой своеобразной каравеллы стоят те, кто в течение нескольких поколений прокладывал морской путь вокруг Африки в Индию. Этот подвиг не только выдвинул их страну в число могучих и процветающих, но и для всего человечества был прорывом. С него началась эпоха географических открытий.

Памятник в Лиссабоне чем-то напоминает другой памятник первооткрывателям, воздвигнутый в Москве возле ВДНХ (или как она теперь называется?). В небо титановой стометровой стрелой возносится ракета. На гранитном стилобате – тоже фигуры. Космонавт, ученые, инженеры, рабочие...

Оба памятника символизируют смелый прорыв человечества к новым горизонтам. В 15-м веке освоение океана было таким же дерзким и опасным делом, как в веке 20-м – запуск человека в космос. Но все же есть одно существенное отличие. На московском памятнике изображены герои, так сказать, абстрактные. Люди-функции. А вот на памятнике в Лиссабоне все 33 фигуры – реальные исторические персонажи. Начиная с инфанта Энрике Мореплавателя, который «заварил» всю эту кашу. Он, естественно, стоит впереди, как бы на капитанском мостике. Все другие герои, следующие за ним, имеют реальные биографии. Да такие интересные, что хоть роман пиши, хоть киносценарий.

И, как на старинных иконах, где святые изображаются рядом с символом своего мученичества, каждый из первооткрывателей на памятнике в Лиссабоне держит инструмент своего труда. Картографы и навигаторы сгрудились у глобуса, военные сжимают шпаги и поднимают знамена. Церковники, конечно, с крестами.

На этом памятнике можно различить две фигуры, устанавливающие столб с крестом, который назвался падран. Португальские мореплаватели устанавливали падраны на всех побережьях, которые открывали. Установка падрана на территории обозначала ее переход под управление португальского короля. Такой вот своеобразный межевой камень. В переводе с португальского «падран» – это и есть «камень»

Два славных мореплавателя, раздвигающие границы португальских владений – Диогу Кан (1440 — 1486) и Бартоломеу Диаш (1450 —1500). Первый открыл огромный кусок африканского побережья от Гвинейского залива до нынешней Намибии. Второй же в 1488 году был первым из европейцев, кто достиг южной оконечности африканского континента и вышел в Индийский океан. Открыв один из мысов на юге Африки, он назвал его мысом Бурь. И поделом. В этом месте, где смешиваются воды двух океанов, более теплая вода Индийского с более холодной водой Атлантики, постоянно дует крепкий ветер и бури – не редкость. Однако король Жуан II приказал переименовать новооткрытый мыс в мыс Доброй Надежды. Ведь морская дорога в Индию, которую в Европе считали страной, переполненной золотом, драгоценными камнями и пряностями, можно считать, была уже открыта.

Надо сказать, что фамилия Диаш в Португалии весьма распространена. Среди Диашей были и другие мореплаватели. Но без всякого сомнения среди прочих представителей этой фамилии Бартоломеу – по праву первый.

Молодой Диаш был студентом Лиссабонского университета, где изучал астрономию и математику. Что характерно, как только португальские короли задались целью достигнуть морским путем Индии, в Лиссабонском университете появились профессора астрономии и математики. Эти науки оказались стратегическими, когда стал вопрос о массовом обучении навигаторов и капитанов. (Снова аналогия с Советским Союзом, в котором точные науки расцвели, когда понадобилось разрабатывать ядерное оружие и средства его доставки на голову противника.)

Тридцати лет от роду Бартоломеу уже участвует, как капитан одной из каравелл, в африканских экспедициях. Португальцы строили форт для обороны своих владений на берегу Гвинейского залива, в Гане.

Португальские мореплаватели сначала приняли Гвинейский залив за южную оконечность Африки. Но после оказалось, что континент простирается дальше на юг. Были даже сомнения, что где-то на юге Африка заканчивается и кораблям можно будет пройти в Индийский океан (о котором, кстати, тоже ничего не знали). Надежду на существование такого прохода давало то, что берега Африки немного сдвигались на восток по мере продвижения кораблей на юг. Но, повторим, вложение денег в африканские экспедиции было все же проблематичным. Хотя уже торговля с Гвинеей давала прибыль: золото, слоновая кость, пряности, рабы.

Дальше всех из португальских капитанов на юг вдоль африканского побережья продвинулся Диогу Кан. Он достиг южных границ современной Анголы. Бартоломеу Диаш занял место Диогу Кана, то ли после гибели последнего, то ли, когда Диогу попал в опалу.

Экспедиция Диаша продолжала продвигаться на юг вдоль африканского побережья. В ее составе было три корабля. Капитаном на одном из этих кораблей был брат Бартоломеу Диаша. Общее число участников экспедиции достигало 60 человек. То есть, на каждый корабль по 20 человек. Это немного, что свидетельствует о том, что корабли были небольшие. Вообще, когда мы говорим «каравелла», мы представляем могучие пузатые корабли, галеоны, на которых век спустя испанцы наладили вывоз золота из своих колоний в Америке. Гордое же (в нашем представлении) слово «каравелла» обозначало, грубо говоря, баржу под парусами. Небольшой корабль, который не жалко потерять.

Но члены экспедиции Диаша пропадать не желали. Они были отличными мореходами. Все они участвовали в предыдущих плаваниях Диогу Кана, поэтому не было моряков, которые лучше знали берега Африки и прибрежные воды. К тому же у Диаша был штурманом гениальный Перу ди Аленкер. (Его тоже можно найти на памятнике первооткрывателям).

В августе 1487 года Диаш отплыл из Лиссабона, а 4 декабря стал двигаться вдоль берега, куда уже не доплыл Кан. Накануне нового 1488 года его эскадра находилась уже на берегу, который сегодня принадлежит Южно-Африканской Республике. Начавшиеся бури заставили Диаша увести свои корабли подальше от берега. Попытка возвратиться на прежнее место через несколько дней успехом не увенчалась. Неужели они заблудились в море? Теперь понятно, для чего на корабле был нужен штурман?

У Бартоломеу Диаша, как уже говорилось, был самый лучший штурман тогдашней Португалии. 3 февраля 1488 года, моряки снова увидели берег. Это было африканское побережье восточнее мыса Доброй Надежды. Здесь португальские моряки обнаружили туземцев, с которым у них произошла стычка.

Берег больше не продолжался в южном направлении, а находился на севере. Южная точка Африки достигнута? А может быть, это очередной залив, вроде Гвинейского. Двигаться ли дальше на восток вдоль берега или возвращаться? И командиры, и матросы были за то, чтобы возвращаться. Бартоломеу Диашу удалось выторговать у команды ещё три дня пути в северо-восточном направлении.

Если мы посмотрим на современную карту, мы увидим, что экспедиция Диаша практически обогнула Африканский континент. Он возварщался в Лиссабон, уверенный, что выполнил задачу, которую поставил перед ним король. Южную оконечность Африки можно обогнуть, и морским путем достичь берега Индии.

Уверен в этом был и король Жуан II. Мыс Бурь, который Диаш назвал в память о буре, чуть не погубившей экспедицию, король переименовал в мыс Доброй Надежды. Вернувшемуся из дальнего плавания Бартоломеу Диашу было приказано не разглашать своего открытия. Как видим, режим секретности был уже в те благословенные времена.

Во многом из-за этой секретности, Колумб не узнал, что двигаться через Атлантику на запад бессмысленно: слишком велико расстояние до Индии и даже до Китая. Португальские навигаторы были в этом уверены, потому что знали верное значение величины земного радиуса. Колумб ошибался – и открыл новый континент.

Экспедицию в Индию под командованием Васко да Гамы снарядили только через девять лет. Диаш руководил строительством кораблей для этой экспедиции. Кому, как не ему, лучше было знать, какие суда нужны для плавания в южноафриканских водах? Диаш также дал совет Васко да Гаме уйти подальше от берега, огибая мыс Доброй Надежды, который, несмотря на перемену названия, оставался все же мысом бурь, местом, где легко было попасть в полосу неблагоприятных ветров.

На кораблях экспедиции Васко да Гамы Диаш доплыл только до Гвинеи (Золотого Берега), чтобы остаться на берегу комендантом форта, в создании которого он участвовал более десяти лет назад.

Когда экспедиция Васко да Гамы возвратилась из Индии, для захвата колоний там был собран мощный флот под командованием Педру Кабрала. Диаш был капитаном одного из кораблей этого флота. Уйдя слишком далеко на запад, моряки открыли берег Бразилии, которую потом португальцы и освоили. Благодаря этому во всей Южной Америке Бразилия – единственная страна, где говорят по-португальски.

По возвращении от берегов Бразилии к Африке, корабль Бартоломеу Диаша попало в бурю и погиб. Погиб и капитан. Погиб в тех водах, которые он открыл. Вероятно, закономерный конец для одного из самых отчаянных первооткрывателей в истории человечества. Закономерный и славный.

top
Halida Rojkova

"Любопытные люди двигают человечество вперед на пути открытий", - сказал один из мореплавателей. И был прав.+++++++++

spe
Владислав Черных

Читаю - Энрике Мореплаватель... думаю... потом доходит - это же Генрих! ))) А вообще, уму непредставимо, как они вокруг Африки плавали на корабликах не больше речного трамвайчика. В тех местах, где Диаша застала буря, до сих пор современные корабли пропадают - там в силу особенностей гидрографии иногда возникают т.н. "волны-убийцы" высотой в десятки метров.

mas
Марк Блау

Надежда, характерно, что в море пускались бедные нации, которым делать на земле было нечего. Португальцы, голландцы, британцы... Отыскали богатство в море. И за морем.

spe
Надежда  Маслова

От бедности наверное и пускались за тридевять земель искать богатство. Но трус ведь всё равно не поедет неведомо куда.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+