icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Елена Асвойнова-Травина
Люди, биографии

Кто такой Карл Линней ?

  • 419
  • 3

Кто такой Карл Линней ?

С
«Скворец обыкновенный», «гидра пресноводная» – подобные названия знакомы нам со школьной скамьи. Кто-то просто зазубривает их, чтобы благополучно выдать на уроке биологии и забыть, более пытливый ученик задумывается – почему название живого организма обязательно включает два слова (хотя бы «обыкновенный»), почему таких разных животных, как лемур, мартышка и человек включают в один отряд – приматы, и вообще – кто и когда придумал все эти семейства, отряды и классы с типами? Как будто без этого учить недостаточно…

Школьник еще не знает, какое значение это имело когда-то для науки. XVII век вошел в историю как время одной из трех научных революций (первая была в античности, третья – в ХХ веке): законы Ньютона, открытия Галилея, опыты Торричелли, множество математических новшеств… а вот биология (хотя и там были достижения) отставала от других наук. Не потому, что у ученых было мало фактического материала – его-то как раз накопилось предостаточно, но чтобы разобраться во всем этом великолепии, его над было «разложить по полочкам», классифицировать… К началу XVIII века потребность в такой классификации была особенно остра, и если о физике поэт сказал «Явись, Ньютон!», то применительно к биологии с полным правом можно было сказать «Явись, Карл Линней!»

Будущий ученый родился в 1707 году в Швеции, в семье сельского пастора Нильса Ингерманнсона. Как водится, старшему сыну уготована была доля отца, но в школе Карл изрядно отставал как раз по тем предметам, которые нужны будущему священнику – древним языкам и теологии, зато преуспел в математике и ботанике, причем не только теоретически: мальчик любил возиться в саду возле отцовского дома, где отец выделил ему небольшой участок. Уже в восемь лет мальчик знал названия множества растений! В конце концов, стало ясно, что священником Карл не будет, и один из школьных преподавателей уговорил пастора позволить сыну учиться медицине.

Поступая в Лундский университет, Карл взял себе фамилию Линней – это было связано с липой, родовым символом его предков по отцовской линии. Юноша учится медицине и естественной истории. Он не только знакомится с гербариями своих наставников, но и сам изучает растения той местности и составляет каталог. Позже он продолжает обучение в университете более высокого уровня – Уппсальском. Здесь его другом становится Петер Артеди – впоследствии он станет известным ученым-ихтиологом, а пока молодые люди вместе начинают работать над пересмотром естественнонаучных классификаций. В это же время К.Линней пишет свою первую научную работу – «Введение в половую жизнь растений».

По совету профессора У.Рудбека К.Линней отправляется в 1732 году в Лапландию. В этой экспедиции он поистине пытается объять необъятное: растения, животные, минералы и даже быт и обычаи саамов – все становится объектом его изучения. Результатом стали не только бесценные этнографические данные, но и описание лапландской флоры, которую исследователь классифицировал по собственной системе – на основе строения тычинок и пестиков.

После окончания университета К.Линней ведет весьма насыщенную научную жизнь: изучение минералогии и написание учебника по этой дисципине, ботаническая экспедиция в провинцию Даларна, а в 1735 году ученый получает степень доктора медицины защитив в голландском университете Хардервейка диссертацию о причинах малярии. В этом некоторым образом помогла предстоящая женитьба: защита диссертации в этом университете хоть и обходилась не так дорого, как в Лейденском, но все же требовала материальных затрат, и будущий тесть оказал материальную помощь.

Непосредственно после защиты диссертации ученый публикует один из главных своих трудов – «Система природы» – четырнадцать страниц форматом 54 на 41,6 см… но таблицы, напечатанные на этих страницах, охватывали все три царства, на которые разделяла природу наука того времени: животные («растут, живут и чувствуют»), растения («живут и растут, но не чувствуют») и минералы («не живут инее чувствуют, но растут») – и все это было подвергнуто принципу «разделяй и нарекай».

Сам К.Линней сравнивал свою классификацию с административным делением: царства природы подобны странам, классы – землям, порядки – уездам, роды – деревням, а виды – отдельным домам. Растения ученый разделил на 24 класса в соответствии со строением пестиков и тычинок, а животных, на шесть классов – четвероногие, гады, рыбы, птицы, черви и насекомые. Позднее он переименовал четвероногих в млекопитающих, именно к этому классу отнеся человека. Отряд, к которому принадлежит наш вид, ученый гордо назвал «князьями» (по-латыни – «приматами»), причем наряду с нашим видом включил туда еще несколько видов людей. Сейчас мы знаем, что этих видов не существовало в действительности – К.Линней «создал» их на основании разрозненных данных о крупных обезьянах и о фантастических байках о «диких» туземцах… да, сейчас мы – единственный человеческий вид на Земле, но когда-то были и другие – так ли уж неправ был К.Линней?

Именно в «Системе природы» была установлена биноминальная номенклатура. Это значит, что название каждого вида состоит из двух слов – родового и собственного видового названия.

После издания «Систему природы» ученый некоторое время живет в Голландии. За эти три года им написано множество книг – в основном по ботанике: «Основания ботаники», «Роды растений», «Критика ботаники», «Половой метод», «Флора Лапландии» и другие. После возвращения из Голландии он наконец женится на своей невесте Саре Лизе Морее. В ее честь ученый назвал южноафриканское растение из семейства ирисовых – Moraea. У супругов было семеро детей – правда, двое умерли в младенчестве – а старший сын, Карл Линней-младший, тоже стал ученым-ботаником и впоследствии дополнил и отредактировал многие ботанические описания, сделанные отцом.

На родине К.Линней становится практикующим врачом, вскоре – придворным (этому способствовало успешное лечение кашля у нескольких фрейлин). В 1939 году при его участии основана Шведская королевская академия наук, а в 1741 году он начинает преподавательскую деятельность в Уппсальском университете в должности профессора медицины. Среди его учеников были и наши соотечественники – натуралист и химик А.Карамышев и ботаник М.Афонин.

Как мы помним, К.Линней начинал свою научную деятельность с экспедиции в Лапландию, а теперь он посылает в экспедиции своих учеников, которых впоследствии назовут «апостолами Линнея». Их было семнадцать, и география их исследовательских путешествий весьма обширна: Китай, Средиземноморье, Северная и Южная Америка, Индия, Шпицберген, Египет, Йемен, Сенегал, Исландия, Австралия, Океания, Африка, Ява, Цейлон, Япония… Один из «апостолов» – Иоганн Петер Фальк – отправился в Россию. Судьба его была очень печальна: он страдал депрессией и во время очередного приступа покончил с собой, случилось это в Казани. Трагически закончилась экспедиция и другого ученика К.Линнея – Кристофера Тэрнстрёма, умершего от тропической лихорадки на территории современного Вьетнама. Вдова исследователя упрекнула К.Линнея, что он оставил ее детей сиротами, и после этого профессор посылал в экспедиции исключительно холостых учеников.

Ученый и сам продолжает участвовать в экспедициях – правда, на территории Швеции. Он описывает растительных и животный мир родной страны, составляет каталог кормовых растений, пишет «Философию ботаники» – учебник, считавшийся образцовым вплоть до начала XIX века. Научную работу прерывает инсульт, перенесенный ученым в 1774 году, в результате чего он был частично парализован. Еще более тяжелыми оказались последствия второго удара, случившегося тремя годами позже – нарушения памяти, письма. 10 января 1778 года Карл Линней скончался. Ученый похоронен в Уппсальском кафедральном соборе – что знаменовало собой признание заслуг исследователя.

Вклад Карла Линнея в науку трудно переоценить. Безусловно, систематика растений и животных с тех пор пересматривалась неоднократно на основании новых данных биологии, ботаники, а в последние десятилетия – еще и генетики, включая эволюционную, и все же основа остается прежней, основываясь на иерархической структуре. Классификация позволяет не только «привести в порядок» имеющиеся факты, но и определить направление исследования – скажем, если строение зубов животного позволяет отнести его к отряду грызунов, из этого следует, что у него имеются стопоходящие конечности и слепая кишка – это очень важно, если в нашем распоряжении нет ничего, кроме зубов, что сплошь и рядом бывает в палеобиологии. И даже Чарльз Дарвин признавал, что его идея происхождения видов друг от друга во многом была подсказана иерархической структурой царств животных и растений.

spe
Владислав Черных

Исторический анекдот - однажды Джонатан Свифт спросил у Линнея:
— Простите, молодой человек, не могли бы вы мне подсказать, как по вашей классификации называется зверь, у которого пять ног и шесть рог?
— Уважаемый мэтр, — отвечал прославленный натуралист, — во-первых, не рог, а рогов. А во-вторых… — тут создатель системы растительного и животного мира надолго задумался и, наконец, честно признался: — Не знаю!
— Как?! — изумился Свифт. — Это же предельно просто. Он называется «гексацерас пентапод», то есть «шестирогий пятиног»…

pro
Тамара Меркулова

Владислав, это как в анекдоте про Василия Ивановича: "Квадратный трехчлен - мне даже предствить такое страшно"

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+