icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Марк Блау
Люди, биографии

Кто такой Гюстав Флобер ?

  • 335
  • 5

Кто такой Гюстав Флобер ?

1
19-й век в области культуры по праву считали веком романа. Роман был для образованных слоев общества тем же, чем сейчас являются сериалы. И развлечением, и учением. У горьковского призыва «Любите книгу – источник знания!» ноги растут как раз из той эпохи, когда романист не только публику развлекал сюжетом, но и впиндюривал ей заодно массу полезных сведений. Виктор Гюго всегда нам будет в этом примером.

Да что там Виктор Гюго! Не он один! 19-й век – век славы французского романа. Именно тогда литература во Франции стала источником приличного заработка для многих, самых разнообразных, писателей и журналистов. В разы вырос круг потребителей литературы, тех, кто мог читать и получал от этого удовольствие. За что следует сказать отдельное спасибо системе государственного образования и промышленной революции. «Производство» романов тоже стало своеобразной отраслью промышленности, производящей развлечение. Но не только. Литература и журналистика формировали национальное сознание и сам французский язык.

И если уж говорить о языке и о стиле, главных успехов в этой области добился Гюстав Флобер (Gustave Flaubert; 1821 — 1880). Его иногда называют творцом современного романа.

«Нормандский ус Флобера» помнят все, кто слушал и полюбил появившуюся в 1975 году пластинку Д.Тухманова «По волне моей памяти». Что правда, то правда, усы у Гюстава Флобера были роскошные. И да, был он уроженцем Нормандии.

Гюстав Флобер родился в «столице» Нормандии, Руане. Его отец был главным врачом местной больницы. Учеба в Королевском колледже Руана заставила мальчика полюбить историю и литературу. Причем, не только французскую. Гюстав читал и Сервантеса, и Шекспира. Здесь же, в колледже, он приобрел верного друга на всю жизнь, будущего поэта Л.Буйе.

Сейчас от Парижа до Руана – два часа на поезде. В начале 19-го века это было тоже не очень далеко, так что Гюстав Флобер отправился продолжать учебу в Париж. В Сорбонне он изучал право. После трех лет учебы он не выдержал экзаменов и распрощался с мыслью о карьере адвоката. Зато загорелся желанием стать литератором.

В 1846 году умер отец. После него семье осталось достаточное состояние, чтобы Гюстав смог возвратиться в имение Круассе неподалеку от Руана, которое принадлежало их семье. Здесь он жил, заботясь о своей матери и занимаясь литературой. Отсюда он, случалось, выезжал в Париж, где встречался со знаменитыми коллегами Э.Золя, Г.Мопассаном, братьями Гонкурами и с И.С.Тургеневым. Кстати, русский писатель оказал на всех перечисленных французских литераторов немалое влияние. А перевода для общения не требовалось. Тургенев прекрасно говорил по-французски.

Жизнь Флобера не особенно богата событиями. Хотя были в ней и путешествия. Например, в недавно ставший французской колонией Тунис и на Ближний Восток. Но все же он запер себя в провинции и полностью сосредоточился на литературе. Над ним не висела необходимость постоянно зарабатывать на жизнь писанием. Поэтому он мог в свое удовольствие оттачивать каждую фразу в поисках «правильного слова» («mot juste»). В уже упомянутой песне с диска «По волне моей памяти», написанной по стихотворению М.Волошина, братья Гонкуры названы «чеканщиками». Пожалуй, это прозвище больше подошло бы к великому перфекционисту Флоберу. Короче говоря, Г.Флобер прославился, как выдающийся стилист.

За всю свою творческую жизнь Флобер выпустил пять книг. Его первый роман «Госпожа Бовари» («Madame Bovary») был опубликован в 1857 году. Выход романа сопровождался скандалом, что привлекло к нему дополнительное внимание.

Главная тема этого произведения – конфликт между придуманной жизнью и жизнью реальной. Героиня романа – совсем не героическая личность. Более того, незабвенный М.С.Паниковский назвал бы госпожу Бовари личностью жалкой и ничтожной. Заурядная мещанка из небольшого городка неподалеку от Руана (так сказать провинция провинции) в поисках приключений и «высокой» (в ее понимании) любви растрачивает деньги своего мужа и в конце концов кончает жизнь самоубийством. При этом она травится мышьяком. Кто знает – не самый эстетичный способ свести счеты с жизнью. Долгое и мучительное умирание, черная блевотина... И это все старательно описал Г.Флобер. Да и вообще сочинение Флобера произвело фурор своим реализмом. До того ни один французский писатель не описывал во всех подробностях, как героиню его романа трахают в карете, кружащейся по городу. Ах, нравственность французской нации была этим ужасно травмирована! Автора и редакторов журнала, в котором роман был опубликован, привлекли к суду за оскорбление общественной морали

Судебный процесс писателем и журналистами был выигран. В 1857 году роман «Мадам Бовари» вышел отдельной книгой. Полностью, без купюр. А критики приклеили к Г.Флоберу ярлычок: реалист. Впрочем, реализм французского писателя имеет мало отношения к критическому реализму, процветшему в дореволюционной России, а уж тем более, к реализму социалистическому, которым лет семьдесят пугали студентов-филологов в Советском Союзе.

Вторая книга Г.Флобера вышла через пять лет. Это был исторический роман «Саламбо» («Salammbô»). Действие происходило в Карфагене после первой Пунической войны. То есть, задолго до нашей эры. Экзотика, однако. Сказались впечатления писателя о поездке в Тунис. Карфаген находился именно в этих краях. Кстати, роман был и остается весьма увлекательным чтивом. В нем много эротики, которую по тем временам можно было считать и порнографией тоже.

Третий роман, «Воспитание чувств» («L'éducation sentimentale») вышел в 1859 году. Это – рассказ о молодом человеке, который живет в тяжелое время очередной французской революции. Юноша был воспитан в духе романтическом, но столкнулся с реальной жизнью. Честно говоря, это – явление, происходящее с каждым поколением молодых мужчин в любое, даже не очень революционное, время. Так что роман может показаться интересным многим мальчикам 1990-х годов. (Тоже бурное время было в современной истории России) И да, в этой истории тоже имеется сексуальная изюминка – любовь молодого человека и взрослой женщины, лет на пятнадцать его старше.

В 1874 году вышла книга, которую Флобер писал едва ли не двадцать лет, «Искушение святого Антония» («La Tentation de Saint-Antoine»). Флобер не столько описывает подвиг святого, сколько широко и щедро, по-брейгелевски, живописует все сущие и мыслимые ереси, религии, философии и грехи. Про грехи писать интересно, да и читать не скучно.

Читать все перечисленные романы до сих пор интересно. Флобер – не скучный писатель. Не Эмиль Золя, который раскочегарил топку своего творческого воображения на полнометражный книжный сериал «Ругон-Маккары» (21 «производственный» роман – не шутка!). По тематике он ближе к Мопассану, книги которого во времена моего отрочества школьникам в библиотеке не выдавали. Разница только в том, что Флобер делал один роман на тему, о которой Мопассан писал десяток небольших рассказов. Так что если кто-то Флобера не читал, можно посоветовать восполнить этот пробел. По крайней мере, затраченного на это времени жалко не будет. И переводы на русский язык хорошие, дающие почувствовать мастерство великого стилиста.

Трудно рассказывать о такой жизни, которой жил Г.Флобер в последние свои годы. Никаких приключений, никаких любовных связей. Правда, поговаривают, что была у него любовь с матушкой Ги де Мопассана. Смерть начала подбираться к друзьям и близким, в 1869 году умер его друг поэт Буйе. Во время франко-прусской войны поместье Круассе оккупировали немцы. Критика к его романам относилась с некоторым подозрением. Неприятие вызывали и сюжеты, и язык его романов. Так что коммерческого успеха издание романов Флоберу не принесло. Да и содержание поместья требовало все больше денег, а доходы не увеличивались.

Флобер умер в своем поместье Круассе 8 мая 1880 года. Его влияние на развитие французского романа к тому времени никто не отрицал. А поскольку французская литература в конце 19-го века была образцовой для всех литераторов просвещенного сообщества, можно без преувеличения сказать: творчество Гюстава Флобера оказало влияние на всю мировую литературу. В том числе и на русскую. Так или иначе, Лев Толстой писал с оглядкой на французов. А «Анна Каренина» -- в некотором смысле русский вариант истории госпожи Бовари, дурной бабы которая погналась за так называемой «любовью».

Влияние же французской литературы на литературу советскую еще более сильно и совсем не благотворно. Дело в том, что Союз советских писателей создавали люди, для которых Флобер, Мопассан, Золя были звездами первой величины. И, начав руководить Союзом, они вольно или невольно впихивали бурлящую литературу советских 1920-х годов в уже устоявшуюся и потому скучноватую рамку реализма, сколоченную великими французскими романистами. При этом реализм они разумели совсем не так, как великие французы. Посему рамку эту существенно сузили, обернули кумачом и назвали социалистическим реализмом. А поскольку руководство Союза было единым, и кормежка шла из одних рук, практически никто из литераторов, объявивших себя советскими, сопротивляться давлению не смог. Более талантливые ваяли, как могли, эпопеи про современную жизнь, инкрустируя их в меру своего таланта и нонконформизма жемчужинками и алмазиками. Бесталанные тоже добивались определенных успехов в сочинении по прописям великих. Их издавали массовым тиражом, но читать это варево было сложно. Мазохисты могут почитать Бабаевского, а самоубийцы – М.Бубенова. Некоторые из совписов уже в 1970-е годы воплотили в жизнь то, о чем сплетничали про А.Дюма-отца за сто лет до этого. Огромные «опупеи» вроде «Вечного зова» строчили «литературные рабы». А уж как создавалась многонациональная советская литература – отдельный плач.

Впрочем, Гюстав Флобер в этих «перегибах на местах» нисколько не виноват.

spe
Юлия Дворникова

Это он, видимо, Карфагены разрушает! А статья - прелесть!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

top
Halida Rojkova

А мне нравились французы, в универе ими зачитывалась. А сейчас не могу читать - скучно.

pro
Тамара Меркулова

Халида, это возраст такой. Читаем вообще мало. Особенно после появления всякого рода "читалок".

top
Halida Rojkova

Нет, читаю много, но французская и английская классика уже скучна. К тому же память мешает - могу сказать, что будет на следующей странице. поэтому перечитывать не люблю.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+