icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Марк Блау
Люди, биографии

Кто такой Эжен Эманнуель Виолле-ле-Дюк ?

  • 192
  • 5

Кто такой Эжен Эманнуель Виолле-ле-Дюк ?

В
Великая французская революция, как и положено великой революции наломала дров – на целый век хватило и всей Европе досталось. Большевистская революция в России была и дальним ее эхом, и приблизительной копией. В том числе, и в области разрушения старых памятников и возведения вместо них своих монументов-новоделов.

Особенно досталось монастырям и церквям. Это видно даже в наше время. От Парижа до Ла-Манша река Сена течет не прямо, а делая несколько больших петель. До революции 1789 года на каждом таком извиве стояло по нескольку монастырей или аббатств. Должность настоятелей в этих обителях была замечательной синекурой: монастыри находились в благословенной Нормандии и были богаты. Жизнь здесь была тихая, спокойная и совсем не нищая. Опять же, не далеко было отсюда до больших городов. Кэн и Руан – рядом, а до Парижа – день-полтора дня пути.

Следов этих тихих обителей в наше время практически не осталось. Революционная власть конфисковала монастырское имущество, изгнала или поубивала монахов и клириков. А окрестные крестьяне экспроприировали экспроприаторов до самого фундамента. Все здания были растащены по кирпичику и легли в стены окрестных крестьянских домов, сараев или попросту стали заборами. Только кое-где остались жалкие остатки прежней красоты.

Но революции заканчиваются. Приблизительно в 1830-х годах многие новые памятники развалились или перестали радовать глаз. Тогда-то победители и вспомнили об утерянной старине, так сказать, о «Франции, которую они потеряли». Именно в эти годы впервые в мире во Франции начались работы по научной реставрации старинных зданий. Одним из выдающихся специалистов, прославившихся в этой области архитектурной деятельности, был Эжен Эммануэль Виолле-ле-Дюк (Eugène Emmanuel Viollet-le-Duc; 1814 — 1879).

Он родился во вполне благополучной семье. Отец был чиновник, мать тоже принадлежала к, выражаясь современными терминами, высшему слою среднего класса, не чуждому искусства. Брат матери, Этьен-Жан Делеклюз (Étienne-Jean Delécluze) был известным художником, учеником знаменитого Давида и автором первой книги о нем. В салонах, которые по пятницам устраивала матушка, бывали Стендаль и Сент-Бёв.

Молодость – время мечтаний и радостных попыток переть на рожон. Не избежал этих веселых удовольствий и юный Виолле-ле-Дюк. Во время Июльской революции 1830 года он – на баррикадах. На одной из таких баррикад погиб герой книги В.Гюго «Отверженные» Гаврош. Но Виолле-ле-Дюку повезло больше. Он выжил и, выбирая дальнейший путь (а видел он себя художником), отказался идти по проторенному пути. Эжен Эммануэль не поступил в училище изящных искусств, а стал учеником в архитектурной фирме, решив всему учиться на практике.

Но деньги на поездку в Италию у юноши были. В эту прекрасную Мекку художников Виолле-ле-Дюк совершил свое паломничество в 1836—1837 годах. А после возвращения из Италии судьба толкнула его в объятия будущей профессии.

Знакомый семьи, известный писатель Проспер Мериме, который был в то время государственным инспектором по памятникам истории, предложил молодому архитектору, имеющему уже некоторый практический опыт, руководить реставрацией аббатства Марии Магдалины в городке Везле (Vézelay), который находится в Северной Бургундии. Это бенедиктиновое аббатство известно с 9-го века. По легенде, в крипте базилики хранятся мощи Марии Магдалины. Уже в 12-м веке Везле стало известным в католическом мире местом паломничества. Здесь в 1146 году на пасху Бернар Клервосский призвал паломников, среди которых был и король Людовик VII, начать второй крестовый поход в Палестину. Одним словом, место известное.

Но 12 декабря 1279 в Провансе, в местечке Сен-Максимин-ла-Сент-Бом были найдены нетленные останки, которые тоже стали приписывать Марии Магдалине. Поскольку местные монахи-доминиканцы произвели хорошую, как мы бы сейчас сказали, пиар-акцию и засвидетельствовали множество чудес, происходивших именно в Сен-Максимине, поток паломников отклонился в Прованс. Аббатство в Везле потеряло свою славу. Во времена религиозных войн мощи Марии Магдалины исчезли. В лихое время Французской революции базилика была с энтузиазмом ограблена. Строение могло обрушиться. Внимание к бедственному положению национального памятника привлек Проспер Мериме, и инициировал производство реставрационных работ. Реставрация продолжалась с 1840 по 1861 год.

В те времена реставрация древних построек была внове. В широком объеме до 1840-го года нигде в Европе ею не занимались. Только текущий ремонт и достройки. Поэтому одним из первых возник вопрос о том, как следует производить реставрацию: просто консервировать дожившие до времени реставрации постройки или же пытаться восстановить их первоначальный вид. В этом случае было неизбежно некоторое сочинительство.

Виолле-ле-Дюк был сторонником второго взгляда. Он не без основания говорил, что все церковные постройки (а заниматься ему пришлось именно реставрацией церквей) были сугубо функциональны и очень часто выдерживались в определенных строгих канонах. Поэтому при некотором опыте и историческом образовании можно было попытаться восстановить церковь в первоначальном виде. Что Виолле-ле-Дюк неоднократно делал. Конечно, под аккомпанемент недоброжелательной критики. Следует заметить, что для критики были серьезные резоны.

Другая важная реставрационная работа Виолле-ле-Дюка – восстановление парижского собора Нотр-Дам, более известного, как Собор Парижской богоматери. После всех великих безобразий великой французской революции собор был разграблен и стоял в запустении. Собор собирались снести, в крайнем случае, модернизировать. Талант Виктора Гюго спас эту выдающуюся готическую постройку. В 1831 году он написал свой знаменитый роман «Собор Парижской богоматери». Собор стал одним из героев книги. А поскольку книга была написана увлекательно, с большим числом вставных глав, не имеющих отношения к сюжету, но содержащих интереснейшую общеобразовательную информацию, общественное мнение Франции воспылало. И почему бы ему не воспылать? Французы, чай! Начали собирать деньги на реконструкцию. Стали требовать от правительства предпринять меры.

Правительство меры предприняло. В 1841 году реконструкцию собора поручили Виолле-ле-Дюку и Жан-Батисту Лассу (Jean-Baptiste Lassus). Первичная реставрация продолжалась в течение 5 лет. Но полное восстановление здания, скульптур и сооружение знаменитого шпиля собора продолжались еще 23 года. Так что если кто побывает в Париже и будет любоваться знаменитым собором, тихо вспомните архитектора по фамилии Виолле-ле-Дюк.

Кстати, знаменитые химеры на фасаде Нотр-Дам-де-Пари установлены по настоянию Виолле-ле-Дюка, против чего возражали многие историки. По их сведениям, никаких химер в украшении собора не было. В ходе реконструкции постройки, густо обступившие собор, были разрушены. Так перед фасадом появилась большая площадь, которая позволяет визуально оценить великолепие Собора.

В 1853 году Виолле-ле-Дюк стал генеральным инспектором церковных построек страны.

Когда в 1870—1871 годах разразилась франко-прусская война, Виолле-ле-Дюк стал инженером-подполковником и принимал участие в военных действиях. После войны, в которой Франция потерпела сокрушительное поражение, он выпустил книгу «История одной крепости». Книга была публицистическая, в ней предлагалось создавать укрепленные районы, которые смогли бы задержать продвижение противника. Эти взгляды серьезно повлияли на военную доктрину Франции. Ее дальними последствиями были оборона Вердена во время Первой мировой войны, подтвердившая взгляды Виолле-ле-Дюка. А вот сооружение линии Мажино, как оказалось, было ошибкой и, в конечном счете, привело к поражению Франции в 1940 году. Но вряд ли в 19-м веке французский инженер-подполковник мог предвидеть появление моторизованной пехоты и танков.

top
Halida Rojkova

Интересный был человек. Твердая уверенность в своей правоте и техническая грамотность позволили ему спасти немало прекрасных зданий.

pro
Тамара Меркулова

В списке тем даже не обратила на него внимания. Думала, актер какой-нибудь французский или, того хуже, кутюрье. А он, оказывается, интересной работой занимался.

pro
Семен Цыгановский

Некоторые художники подписывают свои картины, а некоторые даже себя на них изображают. Примеров масса: Микеланджело, Брюлов, Суриков...

Виолле-ле-Дюк, реставрируя Нотр-Дам тоже не ударжался и изобразил себя там дважды. Один раз - в виде 8-го израильского царя на портале собора, а второй раз - в виде апостола Фомы, который являлся к тому же покровителем скульпторов и архитекторов.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+