icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Halida Rojkova
Интересные факты

Крепостные художники учились живописи в Италии?

  • 366
  • 18

Крепостные художники учились живописи в Италии?

К
Крепостное право называли «русским рабством». Одни его ненавидели и стыдились, называя «язвой на теле России». Другие с пеной у рта защищали, говоря о том, сколько хорошего делали господа для своих крепостных. Они же приводили имена талантливых художников и композиторов, крепостных актеров и режиссеров, зодчих и инженеров. Показывали здания, построенные по их проектам, напевали мелодии и восторгались полотнами. И последний довод – художников даже отправляли на учебу в Италию! Наверное, в этом месте полагается расчувствоваться и пустить слезу умиления.

Все аргументы – чистая правда. Италия была. Крепостные художники, пусть в небольшом количестве, но действительно там учились. Почему именно Италия? «Эта страна – лучшая школа живописи», - так считали русские профессора и отправляли самых талантливых учеников на стажировку в эту страну. И нет в этом ничего удивительного: у итальянцев было чему поучиться не только русским, но и художникам всего мира. Но не каждому талантливому парнишке из крепостных давалась такая возможность. Вспомним Тараса Шевченко. В его биографии есть такой факт: барону Энгельгардту доложили, что у него есть крепостной, который «знатно малюет», и барин отправил Тараса красить заборы.

Такая или почти такая судьба была у многих крепостных. Права на творчество у них не было. И учеба в Италии – это, скорее исключение, чем правило. В этом списке исключений на первом месте, безусловно, стоит имя Ореста Кипренского. Незаконнорожденный ребенок, сын крепостной девушки, он получил и вольную, и прекрасное образование в Академии художеств, и стажировку в Италии. А вслед за этим - и всемирную славу одного из лучших портретистов мира.

Слава скульптора Бориса Орловского, крепостного тульского помещика Шатилова, не была такой громкой, как у Кипренского. Его хозяина заставил дать вольную «таланту из народа» скульптор Трискорни, в мастерской которого Борис постигал азы искусства, после учебы в Академии художеств. Его поддержали высокопоставленные заказчики, восхищенные бюстом императора Александра I – работа ученика ничуть не уступала творениям учителей. Уже потом его отправили на учебу в Италию. Там, в мастерской Торвальдсена, Орловский работал и совершенствовался 7 лет. После возвращения он много работал. К числу несомненных удач мастера относят памятники Кутузову и Барклаю де Толли перед Казанским собором, а также мраморного ангела на Александровской колонне.

Николай Уткин – еще одно имя из списка «везунчиков». Его матерью была юная Пелагея, принадлежавшая господам Муравьевым, а отцом – Михаил Муравьев, отец будущих известных декабристов. Он, конечно, позаботился о своем сыне: сначала велел записать в его метриках вместо себя некого Уткина, тоже своего крепостного. А когда мальчик вырос, дал ему вольную и отправил учиться в Академию, а потом и в Италию. Получился из парнишки отличный гравер, по работам которого учатся и сегодняшние мастера.

Граф Н. П. Румянцев владел Василием Сазоновым – известным живописцем. Гордился его работами, отправил на учебу в Италию, а потом и вовсе дал ему вольную. Говорили, что даже приписал в ней, что дарует вольную в знак глубокого уважения к таланту, как дару Божьему.

Княгиня Голицына, восхитившись талантом юного Петра Соколова, отпустила его учиться в Академию Художеств. Там ее убедили, что мальчонка «даровит от природы и нуждается в дальнейшей шлифовке таланта». Княгиня отпустила Петра, и Россия обрела великолепного исторического живописца.

Случалось, что крепостные, обретя вольную и увидев своими глазами жизнь без рабства, не желали возвращаться на Родину. Так, например, поступил Антон Иванов-Голубой, которого братья Чернецовы (тоже, кстати, неплохие художники) выкупили из неволи на свои деньги. Братья в Россию через два года вернулись, а Иванов всю оставшуюся жизнь прожил в Риме.

Так кто же он такой крепостной художник, которому повезло учиться у лучших итальянских мастеров? Имея мировую славу, он представлял цвет русского изобразительного искусства. Имея за плечами детство, проведенное в неволе, он так никогда и не смог забыть о рабстве. Гений в оковах творить не может? Может! Вот только душа его грустно смотрит с картин и плачет в его творениях.

pro
Семен Цыгановский

Практически ничего не знал по этому вопросу. Кроме Кипренского все прочие фамилии неизвестны

top
Halida Rojkova

А творчество крепостных художников и тех, кто был беден, а потому не мог иметь хорошей поддержки на старте, вообще мало известно. Музеи любили раскрученные имена, все больше заграничные, а тут какой-то русский Вася из крепостных. Что он может? (

spe
Юлия Дворникова

Слышать-то об этом слышала, но как-то так, издалека-далёка. Теперь реально знаю. Спасибо, Халида!++++++++++++

top
Halida Rojkova

Юля, здесь про каждого художника роман написать можно! Каждый - личность, талантище, а сколько страданий перенесли?!

spe
Юлия Дворникова

На ум идёт: "Лишь познавшего страданья, осеняет вдохновенье!" Какая-то доля истины в этом есть...

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+