icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Леонид Девятых
Люди, биографии

Какая была планида у врача-историка Николая Баженова

  • 1568
  • 6

Какая была планида у врача-историка Николая Баженова

В
Врачей по образованию и профессии, а историков по призванию и зову души в Казани было несколько. Самыми яркими из таковых были профессор и ректор Казанского императорского университета, доктор медицины и практикующий врач Карл Фукс, доктор медицины Михаил Казанский и военный врач Николай Баженов, которому и посвящен этот материал.

По сведениям выдающегося историка-краеведа Н.Я. Агафонова, Николай Кириллович Баженов происходил из мелкопоместных дворян Тульской губернии, где и родился в 1804 году.

Получив среднее образование в Тульской гимназии, Николай поступил в Московский университет, который окончил в 1825 году по медицинскому факультету. Сдав экзамен на звание лекаря, Баженов в том же году начал службу в военном госпитале в Москве. Помотавшись в качестве лекаря по разным российским губерниям, Баженов в 1844 году занял в Казани место военного врача на Пороховом заводе.

Казань настолько понравилась Николаю Кирилловичу, что он стал интересоваться ее историей, собирать документы и иной материал исторического характера и бывать в архивных хранилищах, переписывая слово в слово заинтересовавшие его материалы. Эти его исторические изыскания привели к тому, через три года, назанимав денег, где только можно, он опубликовал на них в 1847 году замечательный и обширный исторический труд – книгу «Казанская история». Она состояла из трех частей, насчитывала свыше четырехсот страниц и охватывала историю казанского края от эпохи возникновения государственного объединения Волжская Булгария до 1847 года включительно. Жизни города, его событиям и личностям, так или иначе повлиявшим на его становление и развитие, в «Казанской истории» отводилось ключевое место.

Из местных литераторов-историков о Казани до Баженова писали Карл Фукс, Михаил Рыбушкин и Иван Чернов. Однако у Фукса его «Краткая история города Казани», вышедшая в 1817 году была, действительно краткой и даже близко не давала хотя бы беглый обзор всей истории города.

Обширнее была «Краткая история г. Казани» профессора Казанского Императорского университета Михаила Самсоновича Рыбушкина, вышедшая в Казани в 1834 году и состоящая из двух частей. Но в ней не использовались многие рукописные источники, устные предания и городской фольклор, которые привел в своей работе Николай Кириллович. «Русский биографический словарь», посвятивший Н.К. Баженову статью во втором томе, писал, что некоторые исторические источники, которыми пользовался в написании своего труда Николай Баженов, не установлены «до сих пор» (на 1900 год). Возможно, они уже навсегда утеряны, что еще более повышает ценность его труда.

Что же касается «Указателя города Казани, или памятной книжки для жителей Казанской губернии на 1841 год» коллежского асессора Чернова, то его очерк истории города и края, помещенный в «Указателе», был совершенной компиляцией из Карамзина, Булгарина и того же Рыбушкина. Словом, книга Баженова была много лучше всех предыдущих опытов по написанию полной истории города и всего края. Помимо нее, Николай Кириллович в течение 1845-1848 годов, поместил в «Казанских губернских ведомостях» несколько заметок и статей по истории Казанского края и отдельными книжечками выпустил очерки, посвященные Раифскому, Зилантову и Богородицкому монастырям.

В 1846 году он напечатал в Казани шутку-водевиль «Торжественное примирение или единственный муж и чудное посредничество», а в 1848-м – повесть «Прекрасный молодой человек».

К сожалению, на этом заканчиваются светлые стороны в жизни Николая Кирилловича. Во все остальном же, планида его была крайне тяжелой. Беды и неудачи просто преследовали его. Взять хотя бы то, что он всю жизнь занимал не свое место, из чего следует, что, возможно, кто-то занимал место его; быть бы Баженову историком или беллетристом, а он вынужден был добывать хлеб насущный, служа, очевидно, в ненавистной ему должности лекаря.

В 1829 году, будучи уездным врачом Одоева, Баженов, поставленный в безвыходное положение, «освидетельствовал» женщину без повивальной бабки. Кому другому этот, в общем-то, незначительный проступок запросто сошел бы с рук, но не Николаю Кирилловичу. Каким-то образом это стало известно начальству, составилось целое «дело уездного лекаря Николая Кириллова Баженова по освидетельствованию без повивальной бабки» уже женщин во множественном числе, и приговором сессии Тульского Окружного суда Николай Кириллович был «уволен за неприличные поступки». Более того, дело дошло до Правительствующего Сената, что повлекло «за собою строжайший выговор».

В 1840 году скоропостижно умер его брат Пармен, тоже врач-писатель, с которым они вместе учились в Тульской гимназии, Московском университете и были очень дружны.

В 1847 году, воспользовавшись тем, что Баженов был когда-то под судом, он был уволен приказом Начальника Казанского Порохового завода генералом Я.П. Тебеньковым «без прошения», что было почти равнозначно получению «волчьего билета». Поводом же к неудовольствию генерала послужило то, что Николай Кириллович послал почтой «лично от себя» экземпляр «Казанской истории» генерал-фельдцейхмейстеру, великому князю Михаилу Павловичу, который командовал всей артиллерией империи и в подчинении которого находились пороховые заводы.

Положение врача-историка стало совершенно безвыходным: на руках семья, и вместе с тем долги за издание «Казанской истории», полное отсутствие средств к существованию и невозможность получить более или менее доходную должность. А тут еще заболел малолетний сын. И в 1848 году, безуспешно пообивав пороги многих присутственных учреждений, Николай Кириллович вынужден был устроиться простым вольнонаемным писцом в Казанское Губернское правление.

Прослужил он на этой должности недолго: 25 июня 1848 года он скоропостижно скончался в один день со своим болевшим сыном.

Что же касается «Казанской истории», то несколько экземпляров этой книги есть в казанской университетской библиотеке имени Лобачевского. И все они зачитаны едва ли не до дыр…

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+