icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Леонид Девятых
Люди, биографии

Что за человек был профессор Елачич

  • 1612
  • 12

Что за человек был профессор Елачич

В
Вначале все студенты были просто ошарашены: профессор оперативной хирургии и окулистики Франц Осипович Елачич читал лекцию по-русски, причем совершенно чисто и грамотно, как смог бы не всякий природный славянин. Потом, конечно, поняли: русский Елачича был предназначен не для них, но для высокого гостя, соизволившего посетить лекцию профессора – министра народного просвещения их сиятельства князя Платона Александровича Ширинского-Шихматова, бывшего в Казани с визитацией в сентябре 1852 года. Лекция была «блистательно хороша» и очень понравилась министру. Но это был первый и последний раз за более чем 25-летнюю педагогическую деятельность Елачича в Казанском университете. Он попросту не желал читать по-русски, ибо несмотря на свои славяно-австрийские корни, был он поляком истым, да еще с литовским оттенком, потому как обучался в самые неспокойные годы конца первой трети XIX века в Виленском университете, в котором и получил в мае 1832 года степень доктора медицины.

Елачич был избран ординарным профессором кафедры хирургии Императорского Казанского университета в 1834 году. А в 1835-м уже принял должность декана медицинского факультета, что, впрочем, было вполне заслуженно: лучшего хирурга Казань еще не знала, да и лекции его, несмотря на принципиальную латынь, «были, – как писал в своих воспоминаниях один из его учеников, – прекрасныя и современныя», и переводы их на русский ходили по рукам и зачитывались до дыр.

«Елачич, – вспоминал доктор А.И. Ильинский, – при отличном знании медицины вообще и хирургии в особенности, производил самыя большия и сложныя операции с свойственною ловкостию и большим успехом. Камнесечение (литотония) делалось им в 5 минут и столь ловко, что, посещая в 1861-63 гг. заграничныя клиники, я видел те же операции, производимыя лучшими еврпейскими хирургами,… и я должен отдать предпочтение Елачичу: он делал камнесечение, грыжесечение, резекции, ампутации и проч. гораздо быстрее, отчетливее и чище, нежели знаменитейшие заграничные хирурги».

Он был домашним врачом самых аристократических казанских семей: Молоствовых, Толстых, Депрейс, Осокиных, Мельгуновых. Все желали оперироваться только у него, и Франц Осипович никому не отказывал, беря за операции, смотря по ее сложности, от 500 до 1000 рублей и более. Университетскую клинику на 12 коек он превратил как бы в свою частную лечебницу, наполнив ее только своими пациентами, которым и делал, конечно, платные, операции. К нему приезжали оперироваться со всего Поволжья и соседних губерний и даже из Сибири, и денежки в карман Елачича текли рекой.

«Он наживал громадныя деньги, – писал журнал «Русская старина» в 1894 году. – Вскоре он приобрел в Казани дом (двухэтажный и очень симпатичный, под русскую старину, на улице Ново-Горшечной, ныне Бутлерова – Л.Д.), купил имение и обладал громадным капиталом. Вместе с этим быстро двигался и по службе: чины и ордена сыпались на него в изобилии…»

Практиковал он в Казани более 50 лет! Его знали буквально все, и, завидев знакомую фигуру в неизменном длинном сюртуке с высоким черным галстухом, подпирающим подбородок, предпочитали, независимо от чинов и званий, первыми снять шляпу.

Это был довольно симпатичный человек с тихим уравновешенным голосом, более всего любящий свою работу и деньги. Нет, не так: деньги и свою работу. Несмотря на то, что в 1859 году он, по 25-летней выслуге, был оставлен на службе еще на пятилетие, в 1861 году он вышел в отставку – работа в университете отвлекала от врачебной практики, приносившей ему львиную долю от общих доходов.

«Еще в конце восьмидесятых годов, – вспоминал А.И. Ильинский, – незадолго до своей смерти, Елачич ездил на практику за город, уже за меньшее вознаграждение, нежели то, которое получал в бытность свою профессором. Так велика была страсть его к наживе! Этим же объясняется и то, что последние годы, по окончании профессорскаго поприща, он занялся коммерческими оборотами, которые давали ему большие прибыли, нежели сокращавшаяся день ото дня практика. В последние дни своей жизни Елачич осунулся и захирел, но не переставал дрожащими руками собирать и считать свои богатства».

Он дожил до глубокой старости. И умер в Казани весной 1888 года тихо и незаметно, истаяв как свечечка, которую нерадивые хозяева попросту забыли потушить.

deb
Александр Куц

Первый раз услышал о таком человеке. В школе не проходили. И чему меня там учили... +

deb
Татьяна Балабан

У нас в комунальной квартире, где я провела первые пять лет своей жизни, была бабка. Ходила каждый день в парк попрошайничать. В любую погоду. Жила в страшной нищите, соседи подкармливали, чтобы не померла с голоду. Бабка умерла в глубокой старости. Соседи заметили, что она второй день отсутствует на "рабочем месте" и забили тревогу. Открыв комнату, нашли ее мертвой. А когда начали выбрасывать ее вещи, то в пододеяльниках нашли кучи денег. От царских, до современных. +++

pro
Леонид Девятых

Да, есть такие. Не понимаю: ведь деньги приносят радость, когда тратятся. А так - простые бумажки...

deb
Татьяна Балабан

Леонид, Вы меня вдохновили и мне захотелось написать про бабулю статью.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии


выбор читателя

Выбор читателя

16+