icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Юлия Дворникова
Люди, биографии

Что мы знаем о женщинах, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны?

  • 1146
  • 8

Что мы знаем о женщинах, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны?

В
ВОЙНА.

Страшное слово и страшные годы.

Почему слово «война» женского рода? Так не должно быть!

Но ведь и слово «победа» тоже – женского. Слова «подвиг», «героизм» - мужского, но «ярость», «воля», «слава» - опять-таки женского.

Когда эти слова сливаются в единое целое, хочется плакать, потому, что приходит осознание, что видимо, была большая, невыносимо большая беда, такая большая, что мужчины не могли в одиночку выдержать её на своих плечах, закрыть от неё своих женщин, чьи имена Любовь и Жизнь.

Любовь и Жизнь изменили свои имена и встали рядом, нет, - встали в один ряд с мужским Подвиг и Смерть для того, чтобы ценой собственной крови или даже гибели, но приблизить хоть на день, хоть на час это невозможно-желанное слово – Победа.

Что это? Гражданская позиция? Нет. Это просто ещё один из ликов Любви – смерть во имя Жизни. Такой вот женский генетический код. Подвиги будут потом.

А сейчас – желание суметь защитить и спасти всё то, ради чего стоит жить, готовность умереть ради того, чтобы жили другие, даже совершенно незнакомые тебе люди. Но – ЖИЛИ!

Такого количества женщин, которое было во времена Великой Отечественной, мир не знал. Женщины не только заменили мужчин, ушедших на фронт, но и ушли воевать наравне с мужчинами на передовую, взяв в руки не только маркитантские сумки, но и чисто «мужское» оружие. Их, этих Валькирий Отечественной, было более 2 000 000!

Такого масштаба участия женского населения в кровопролитных боях не знала ни одна война – и это основная отличительная особенность Второй Мировой. Уже в 1941году более 700 000 женщин были зачислены в ряды вооружённых сил СССР.

Могу точно сказать, что только из небольшого посёлка Динас на Урале в 1941 году на фронт ушли 122 девушки в возрасте от 17 до 25 лет, почти вся женская молодёжь. Среди них – родная сестра моей бабушки - Ефросинья Михайловна Кузнецова. Вернулось лишь 36. Среди вернувшихся Фроси не было.

Бабушка в свои 17 была уже замужем, в отличие от 19-летней Ефросиньи, и осталась дома «хозяйствовать» за «старшую».

Женщины тыла, оплакивающие фронтовые письма-треугольники и сухие листы похоронок. Похоронок на тех героев, у которых больше нет имени, которые безымянными легли в братские могилы, защищая тех самых «тружениц тыла».

Это у этих женщин боль и страх за близких, выгнули души тугим луком, и сделали их острыми, как опасная бритва, натянули вместо тетивы нервы, перевитые с ненавистью к захватчикам.

Об этом тоже нужно помнить будущим поколениям, об этих труженицах-воинах тыла.

Женщины в тылу – тоже Великие Воины Победы, но об этом надо писать отдельную статью. Обязательно надо! Это – тоже фронт! Фронт в тылу! Надо! Но не сегодня.

А сколько безымянных подвигов совершили женщины на оккупированных территориях? Кто и когда подсчитал точную цифру? Да и возможно ли это?! Напишут ли о них когда-нибудь? Не забудут ли сотни погибших женщин, во имя тысячи-тысяч живых?!

Плакали ли они? Были ли у них личные счёты с фашистами? Важно не это.

Гораздо важнее, что они, оплакав свою поруганную чужими сапогами, почерневшую от горя землю, не смирились и, перепоясав тонкие талии солдатскими ремнями, ушли в партизаны «бить фашистскую гадину на родной земле!»

По учётным данным Центрального штаба партизанского движения на 1 января 1943 года в партизанском движении (это только известные штабу отряды!) участвовали 270 000 мужчин и 260 000 женщин. Фактически, 50/50. Это много или мало? Сколько среди них было бесстрашных разведчиц? Тех, кто рисковал жизнью, проникал в глубокий тыл противника, доставал и передавал ценные сведения?

«…Через день, когда мы отбили ту деревню, везде валялись мертвые немцы, лошади, разбитые мотоциклы, бронетранспортеры. Среди прочих трупов нашли её… (дальше страшно даже переписывать) … Мороз, и она вся белая-белая, и волосы все белые-белые - седые. Ей было девятнадцать. В рюкзаке у нее мы нашли письма из дома и резиновую зеленую птичку. Детскую такую игрушку, ну, пищит которая…»

Удивительно, но история войны почти не сохранила их имён! Почему такое могло случиться? Об этом тоже надо писать! Но, опять-таки, не сегодня!

Сегодня о женщинах на передовой.

О женщинах, которые просто приняли решение уйти на фронт и выполнили его, как и положено настоящим воинам-защитникам.

Они шли, уже готовые к подвигам, но, возможно, не осознавая этого.

Не осознавая и того, что женщины природой не приспособлены и к армии.

С «гражданки» любому сложно перестроиться на «военный лад», особенно женщине, для этого нужно время.

Девочки, попавшие на фронт, были не готовы к армейской дисциплине, солдатской форме, к тяжёлым физическим и моральным нагрузкам, к этой «будничной вещественности войны», о чём они и не подозревали, а времени «сгруппироваться» им не дали. Просто не было этого времени!

Не были они готовы и к самому фронту: кровь и смерть, постоянная опасность, вечно скрываемый, ежеминутный, преследующий страх… Для крепких мужчин это - нелёгкое испытание, а для женщины – просто потрясение всех существовавших в её сознании прежних устоев.

Женщины, прошедшие войну, редко плачут. Да, «У войны не женское лицо!», но и у женщин не оскал смертника!

Женщины всех профессий (и без профессии вообще) подали заявления об отправки их на фронт с первых дней войны. За 1941-42 гг. было принято до 1 000 000 заявлений!

В эти года ряды защитников пополнились 500 тысячами девушек и молодых женщин. 70% из призванных, ушли в действующую армию. Образовались масса чисто женских подразделений: защитные, зенитные, авиационные, стрелковые, даже артиллерийские и т.д.

«…мы стремились и не хотели, чтобы о нас говорили: “Ах-ах-ах! Ах, уж эти женщины!” И старались мы больше, гораздо больше, чем мужчины, мы же еще должны были доказать этим мужчинам, что мы не хуже их! А к нам долго было такое высокомерное, такое противное, снисходительное отношение: «Навоюют нам эти бабы…»

В госпиталях более 80% медперсонала составляли женщины, примерно столько же - в дорожных войсках и войсках связи.

На передовую ушли более 250 000 женщин бойцов-специалистов: миномётчиц – 7000; станковых пулемётчиц – 4,5 000; ручных пулемётчиц – 7700; стрелков-автоматчиц – 15000; снайперов – 103 000; связистов всех специальностей – 45 500.

Список можно продолжать долго, но гораздо важнее другое: девочки, ушедшие на фронт навсегда становились родными друг другу. Становились родными не по языку или национальности. Здесь роднились кровью и общей бедой. Здесь роднились смертью. И человечностью. Разве человечность может иметь национальность?!

«…Самолёты улетели, а на траве Аня Кабурова, наша связистка лежит…Умирает… Пуля попала в сердце, как в мишень… И вдруг прямо над нами – журавлиный клин: «Кр-р-р! Кр-р-р!». Все подняли головы к небу, смотрят, и она открыла глаза. Посмотрела: «Как жаль, девочки…». Потом помолчала и спрашивает, а сама улыбается нам: «Девочки, неужели я и вправду умру?» В это время бежит наш почтальонша, кричит: «Не умирай! Не умирай! Тебе письмо из дома… Из дома письмо!!!» Аня не закрывает глаза, смотрит в небо и ждет… Клава села возле нее, распечатала и читает: «Письмо от мамы! Дорогая моя, любимая доченька…» Стоит врач, стоит рядом со мной, и шепчет: «Это – чудо. Чудо!!! Она жива вопреки всем законам медицины…» Дочитали письмо… И тогда Анечка закрыла глаза и умерла».

Из сводки начальника вое́нного комиссариа́та г. Липецка: «Среди добровольцев, подавших заявление об отправке в действующую армию, до 50% ходатайств подано от женщин».

В 1942 году именно из добровольцев-женщин сформировано 3 авиационных полка. В 1944 году в 13-й Воздушной Армии Забайкалья «летают» 1749 женщин. Дальневосточный Воздушный полк – 3000 женщин. 4-я Воздушная Армия (2-й Белорусский фронт) – 4376 женщин, из них – 237 офицеров. Это знаменитый 46-ой Гвардейский женский авиационный полк - «Ночные ведьмы», летающие на ночных бомбардировщиках «ПО-2». Женщины-авиаторы вели воздушные бои, расчищали путь пехоте, участвовали в прорыве вражеской обороны, в уничтожении группировок врага.

Каждый человек по-разному воспринимает происходящее вокруг него.

Что должна была пережить женщина, вырвавшаяся из оккупации, чтобы написать в своём ходатайстве перед отправкой на фронт: «Я хочу идти на фронт и защищать нашу Родину. Я хочу мстить гитлеровцам за всё неизмеримое горе, зло и страдания. Я должна их убивать! Я поняла и всем сердцем почувствовала, что не смогу без этого жить!»?!

Это – письмо воздушной разведчицы, Героя Советского Союза Александры Окунаевой, погибшей в 1944 году.

Когда её маленький горящий биплан Р-5 обнаружили гитлеровцы, Александра была ещё жива, но сильно обожжена. Ей отрубили по колено ноги и по локоть руки.

Разве можно обойти, не заметить женщин-сапёров, которые, как известно, ошибаются лишь однажды? И так было часто! Женщин-танкистов, количество которых не превышало на все танковые части 2%. Но они, всё же, были! И были среди них командующие экипажами этих грозных машин!

Кто составлял основную часть войск ПВО? 618-я зенитно-артиллерийская дивизия Ленинградской армии ПВО на 98% имела женский состав и давала 100%-ю точность в обнаружении цели. И это притом, что этот осаждённый город подвергался невероятному количеству обстрелов ежедневно!

«Взрывной волной отбросило меня к кирпичной стене. Я сознание потеряла. Когда в себя пришла, уже вечер был. Встала на четвереньки, головой помотала, села. Попробовала сжать пальцы – вроде двигаются. Кое-как продрала заплывший глаз и пошла в отделение. В крови вся. Там быстро перевязали голову, руку левую выше локтя, и я пошла получать ужин. Пот с меня лился прямо градом, в глазах – темно. Упала. Привели в сознание, а тут опять – налёт. Только и слышится: «Быстрей! Скорей! Давай!» И – опять: «Давай! Скорей! Быстрей!» А на следующий день у меня ещё брали кровь для тяжелораненых.»

Через несколько лет Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко, давая оценку подвигу женщин на войне, напишет: «Едва ли найдётся хоть одна военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как их братья, мужья и отцы! Они зарекомендовали себя находчивыми и дисциплинированными воинами, прекрасно знающими своё дело!»

А, по большому счёту, разве это их дело?! Да и помпезные слова, написанные о ратном подвиге девчонок, появились потом, а в начале войны награждали их скупо, не то, что наградами, добрым словом в отчётах старались не поминать. Точнее – вообще не поминать, словно стыдно было, что рядом с мужчинами воюют такие вот «соплячки», которые не только не уступают, а во многом даже превосходят усатых мужиков. Разве пойдёт добровольно на войну трус? Нет, трус воевать не пойдёт! А эти необыкновенные женщины, фактически – девочки, шли!

С чем можно соизмерить вклад патриоток-санитарок во фронтовых, тыловых госпиталях? В окопах, на линии фронта? Война – мужское дело? А раненых кто выносить будет?

По сухой статистики тех времён можно судить, что «потери среди медиков первого звена переднего края занимают 2-е место после потерь в пехоте стрелковых батальонов».

Кто эти «медики первого звена переднего края»? Всё те же девчушки, которые ещё прошедшей весной примеряли белые воздушные платья и загадывали себе самую счастливую жизнь! А вместо этого:

«… из траншеи выскакивает одна девчонка, за ней – вторая, третия… Немцы, которые били, не прекращая огня, даже «онемели» от изумления на какое-то время. А девчонки раненых перевязывают и оттаскивают, перевязывают и оттаскивают, перевязывают и оттаскивают… Часам к девяти вечера каждая спасла минимум по 6-8 человек, и каждая была тяжело ранена».

Дело осложнялось ещё и тем, что вытащить раненого бойца с поля нужно было обязательно вместе с его личным оружием. В начале войны винтовок и тех не хватало, значит, тащить надо и мужика, весом в 70-80 кг., да ещё и его автомат, пулемёт, винтовку. А каково это – вытащить из-под пуль? Учитывая, что на обучение санинструкторами девочек брали с 14 лет, то многие из них попадали под траки войны уже не в полных 16. Для подавляющего количества юных "сестричек" их первый бой становился последним.

В 1942 году (через год после начала войны!) выходит приказ № 281 «О представлении к награждению за спасение жизни солдат и офицеров», где расписано:

«за 15 тяжелораненых бойцов, вынесенных с поля боя вместе с личным оружием – медаль «За боевые заслуги»;

за спасение 25 человек – орден Красной Звезды;

за спасение 40 – орден Красного Знамени;

за спасение 80 человек – орден Ленина.»

За неполные 4 года после выхода приказа № 281, 225 женщин-санинструкторов получили орден Ленина. Есть среди санинструкторов и Герои Советского Союза, есть награждённые орденом Международного Красного Креста.

За всю войну «Героя» удостоились 95 женщин, есть и такие, которые получили это звание дважды!

Чего это им стоило, знают лишь те, которые прошли рядом с ними весь этот жестокий путь. Прошли и не огрубели сердцем и мыслями.

« Я ведь за всю войну три контузии получила. И три тяжёлых. На войне кто о чём мечтал? Кто – до Берлина дойти, а кто – до дома. А я всё об одном загадывала: чтоб не убили до моего дня рождения, пока 18 не исполнилось! Это таким важным казалось, и страшно было – а вдруг убьют?! Я, что, так и не поживу 18-летней?!

И ещё прям не верилось, что когда-нибудь можно будет встать во весь рост и идти по земле, и ничего не бояться, а то всё всегда оборванная, потому что всё на коленях ползёшь, да ещё под раненым… Вот такая моя мечта была!»

Вот такие и подобные такой мечты пронесли девушки по фронтовым дорогам все 1418 дней самой великой эпопеи, этой страшной войны, преодолевая немыслимые трудности и невзгоды в единой борьбе за Жизнь. Казалось, восхищению их мужеству и жертвенности не может быть предела! Но всё обернулось не так.

Очень часто, по возвращению домой, у них начиналась ещё одна война. Война, о которой не принято говорить.

Возвращались они – героинями, которые прошли этот тяжкий путь, чтобы защитить, спасти матерям – их детей, жёнам – их мужей, сёстрам – братьев.

На фронте, кроме: «Сестричка!» или: «Красавица!» ничего другого и не слышали, а тут столько оскорблений, обидных слов… За что?! За что так встречает Родина?!

Другие женщины, не бывшие на фронте, зачастую в глаза высказывались: «Знаем, как вы там, на фронте, с нашими мужиками развлекались!»

Богат русский язык! И на оскорбления, что бьют похлещи пощёчин, он так же богат!

И надо пройти и через это жерло, надо опять научиться быть нежной, хрупкой и трепетной, как было до той страшной даты начала войны… А как вновь стать хрупко-воздушной, если душа уже привыкла носить кирзовые сапоги 42 размера?! Если, поселившаяся в сердце ненависть готова выплеснуться на тех, кто с белыми от страха, ревности и боли глазами кричит тебе в лицо что-то такое… такое…

А она ведь тоже защищает! Только защищает уже от тебя, ставшей такой непонятной и чужой в этом «гражданском» мире. А ты тоже хочешь любить и быть любимой и желанной! Тебе, привыкшей к крови и грязи, к взрывам, крикам и стонам так хочется, чтобы тебя обняли крепкие мужские руки ТВОЕГО мужчины, и ты не заплакала от страха, что завтра – опять бой и тот, кто рядом с тобой сегодня, может больше никогда не вернуться!

Нельзя носить в себе два сердца: одно – с надеждой на любовь, другое – с разъедающей от обиды ненавистью. Сердце у тебя одно! Многие выбирали не правильно, многие не сумели выбрать и ушли из той Жизни, которую они так защищали, но даже тем, кому всё-таки повезло стать жёнами, многим из них не повезло стать мамами. 2/3 женщин, прошедших войну никогда не смогли родить детей. И это – тоже страшная цена за Победу!

« Как-то загостил у нас бывший начальник штаба. Я стол собрала, пирогов напекла. Вот они с моим мужем сидят, войну вспоминают, бедуют… Вспомнили и наших девчонок – зенитчиц. А я как зареву: «Почёт, говорите, уважение!!! А девчонки-то почти все одинокие, незамужние! Из дома ушли, живут по общежитиям и коммуналкам! Кто их защитил или пожалел? Куда вы все, предатели, подевались после войны?!»

Мужчины старались побыстрее забыть войну и всё, что было с нею связано. Они, мужчины – победители, герои! Это они пришли с войны, в любом варианте – женихи завидные, а на женщин, вернувшихся с фронта, смотрели совсем другими глазами, нежели на мужчин…

Мужчины не разделили с женщинами Победу.

И это было непонятно и обидно.

Оставили. Не прикрыли, как делали это на фронте.

На фронте всё по-другому было!

Клавдия Шульженко как-то горько обронила в одном из своих интервью: «Мужчины украли у женщин не только Победу, но и их Славу!»

И это – тоже тяжкая плата за Жизнь.

spe
Юлия Дворникова

Вот такие они были - женщины на фронте. Смотрите! Какие они молодые и, не смотря ни на что, красивые!

spe
Надежда  Маслова

Юля, столько хочется сказать, что не могу найти нужных слов! Потрясающая работа! Каждое слово пропущено сквозь сердце. Просто склоняю голову. ++++++++++++++++++++

pro
Семен Цыгановский

Чудесная и нетривиальная статья. Хорошо, когда автор не чужие мысли поспешно пересказывает, а свои четко излагает.

top
Halida Rojkova

Отличная работа! Написана от сердца - с болью и невероятны сочувствием.+++++++++++++++++++++++++

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+