icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Елена Асвойнова-Травина
Мистика, непознанное

Кто такой Люцифер?

  • 4145
  • 2

Кто такой Люцифер?

К
Кто такой Люцифер, известно всем – конечно же, это Сатана, он же Дьявол, он же Князь Тьмы и как его там ещё (словом, имён не меньше, чем у земных уголовников). Да, действительно, Люцифер – одно из имён Сатаны. Но… оно было таковым не всегда!

Начать нам придётся издалека – из Древней Греции.

Не сразу греки дали планетам имена богов – первоначально названия их были связаны с огнём и светом: Меркурий именовался Стиблионом («искрящимся»), Марс – Пироем («пламенным»), Юпитер – Фаэтонтом («лучезарным») и т.п. А вот с Венерой (точнее – с будущей Венерой) вышла осечка: из-за того, что планету эту можно наблюдать утром на востоке, а вечером на Западе, греки поначалу считали, что это два разных светила, и даже дали им разные имена – в данном случае нас интересует утренняя звезда, которую они называли Эосфор – несущая утренний свет».

Позднее греческие астрономические знания «унаследовал» Древний Рим. На тот момент и названия планет были уже другими – «божественными» – и то, что вечерняя и утренняя звезда – одно и то же небесное тело, было очевидно (греки именовали его Афродитой, а римляне назвали Венерой), но всё равно её «раздвоенное» восприятие сохранялось – и наряду с таким названием римляне унаследовали и наименование утренней звезды. Греческое слово Эосфор было переведено при этом на латынь как Люцифер – от лат. lux (свет) и ferre (носить). Именно в таком смысле употребляет это слово Вергилий в «Энеиде»:

Той порой Люцифер взошел над вершинами Иды,

День выводя за собой

Но знали утреннюю звезду и другие народы – в частности, евреи. На их языке она называлась Хелел («заря» или «сын зари», в русском переводе также – «денница»). Именно это слово употребляет ветхозаветный пророк Исайя, предрекая падение вавилонского царя Навуходоносора: «Как упал ты с неба, Денница, сын зари! Разбился о землю, попирающий народы». Пожалуй, подходящее сравнение для великого царя – не только в силу его «блистательности», но и в силу гордости: ведь Венера на рассвете последней исчезает с небосклона, как бы «бросая вызов» восходящему солнцу»… Но хоть и обращается пророк к вавилонскому царю – всё же проскальзывает в его словах намёк на кого-то другого – более могущественного и дерзкого, на какие-то более глобальные события: «А говорил в сердце своём: «Взойду на небо, выше звёзд божьих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов… буду подобен Всевышнему». Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней». Положим, на тот момент Навуходоносор ещё никуда низвержен не был… а кто был? Кто претендовал на то, чтобы стать вровень со Всевышним? Конечно же, Сатана – вот с кем проводит параллель пророк!

И вот, на рубеже IV-V вв. богослов св.Иероним переводил Библию вообще и этот текст в частности на латынь. Какое латинское слово он мог употребить здесь – для передачи еврейского Хелел? Конечно же, латинское название утренней звезды – Люцифер! Вот так это слово и оказалось связано с «Князем Тьмы».

Но, как уже говорилось, изначально в неё никакого негативного смысла не было – с точки зрения римлян оно было очень красивым, я бы даже сказала – романтичным – и неудивительно, что оно употреблялось в качестве личного имени.

Носил такое имя и епископ города Кальяри (расположенного на острове Сардиния), живший в IV веке. В то время шли ожесточённые споры о природе Христа – существовало направление (арианство – по имени основателя – пресвитера Ария), приверженцы которого считали Его не единосущным Богу-Отцу, а Его творением. Вот против этого и возражал Люцифер Кальярский – а это было нелегко: римский император Констанций II арианам симпатизировал. На Миланском соборе в 354 г. епископ так активно высказывал свою позицию, что Констанций сначала заточил его на три дня в своём дворце, а потом изгнал в Сирию. Его позиция по отношению к арианам была настолько непримиримой, что впоследствии, когда папы римские благосклонно отнеслись к раскаявшимся арианам, Люцифер был так возмущён, что отделился от Церкви – разумеется, не один, а со своими последователями, и секта эта просуществовала до V века (так что если применительно к указанному периоду вам встретится термин «люцифериане» – не следует думать, что речь идёт о поклонниках Сатаны… только не надо смешивать тех люцифериан с другой сектой с таким же названием, существовавшей в Германии в XII-XIII вв).

Этот человек был канонизирован католической церковью. На родине святого – в Кальяри – в соборе есть часовня, посвящённая ему, а день его памяти католики отмечают 20 мая… Так что теоретически ничто не мешает католику назвать сына Люцифером! Но вряд ли кто-нибудь так поступит: слишком уж негативными ассоциациями обросло это имя – и жить с ним будет тяжело.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+