icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Halida Rojkova
Мучают вопросы? Узнай

Судьба Вирсавии – трагедия или счастье?

  • 520
  • 18

Судьба Вирсавии – трагедия или счастье?

Ж
Женская красота – это, несомненно, дар. Вот только от кого: от Бога или от Дьявола? Тысячи лет люди задают себе этот вопрос и не находят ответа, потому что в одном случае красота дарит счастье, а в другом повергает в пучину отчаяния. Не зря, ох, не зря народная мудрость предупреждает, что лучше родиться счастливой, чем обладать красотой!

Имена самых прекрасных женщин остаются в истории человечества. Даже если эта красавица жила в далекие библейские времена, ее судьба вызывает неподдельный интерес. Почему женская красота толкает мужчину на преступления? Почему он ради обладания прекрасной женщиной готов нарушить все заповеди Господни?

Откроем Ветхий Завет. Во 2-й Книге Царств прочтем о великой любви и страшном преступлении, на которое решился царь Давид ради красавицы Вирсавии. История простая, сюжет незамысловат, и повторяется из века в век. В царстве Давидовом жили молодые супруги. Юная Вирсавия была хороша! Она обладала такой редкой красотой, что сражает сразу и наповал.Достаточно одного взгляда, чтобы пропасть навек. К тому же (редкость, однако!) она была умна. Наверное, сказались гены: Библия утверждает, что ее дед входил в число самых мудрых советников царя Давида. Вирсавия обладала еще одним редким качеством – она была благонравна, отличалась изяществом манер и в отличие от многих женщин не кокетничала направо и налево. Это редкое сочетание простоты и красоты лишь добавляло прелести этой женщине и делало ее неотразимой.

Урия Хаттеянин, муж Вирсавии, был под стать своей жене. Библия ничего не говорит о его внешности, что, впрочем, не имеет особого значения для развития сюжета. Зато известно, что этот достойный человек был воином, служил в царском войске и верно исполнял свой долг.

Все произошло в тот день, когда Урия Хаттеянин находился на службе вдали от семьи. Был очень жаркий день, и Вирсавия решила освежиться у источника. Процесс этот интимный и нескромных взглядов не терпит. Красавице и в голову не могло прийти, что высота дворца царя Давида позволяет обозревать всю округу. На крыше царского дворца был прекрасный сад, в котором Давид любил прогуливаться. Подсматривать за женщинами, конечно, моветон, но ни один мужчина, находясь в здравом уме, не откажет себе в этом удовольствии. А царь был настоящим мужчиной. Увидев такую красоту, Давид потерял голову. Слуги получили приказ, и молодая женщина была доставлена во дворец.

Скажете, что ничего нового в этой истории нет, что сильные мира сего всегда отбирают у своих подданных то, что им нравится. Что ж, замечание справедливое. Особенно, если добавить к нему слова - «идя на поводу у своей похоти». Казалось бы, зачем ему это нужно? Имея большой гарем, полный красавиц на любой вкус, вдруг воспылать страстью к незнакомке?!

Что было дальше? Огромные покои, роскошная кровать и страсть, которую не удалось утолить за одно свидание. Давида не ничуть не смутил тот факт, что Вирсавия замужем. Цари всегда разрешают себе то, за что сурово наказывают своих подданных. Любовное безумие не отпускало, свидания продолжались. А потом Вирсавия сообщила царю Давиду о своей беременности. Плод их любви находился в ее чреве, а муж в это время был далеко от дома! Репутация женщина могла пострадать.

Справедливости ради стоит сказать о том, что вряд ли Урия Хаттеянин долго пребывал бы в неведении. «Добрые» люди все равно рассказали бы ему о том, что его жена посещает покои владыки. Но, как говорится, попытка не пытка, и царь вызывает Урию во дворец. Дав ему приказ ждать, Давид отправляет солдата домой. Очень важно, чтобы Хаттеянин переспал с женой, ведь только так можно заставить его поверить в то, что ребенок в ее чреве – его законный сын. Но разве человек чести может наслаждаться домашним теплом и обществом жены в то время, когда его полк сражается, а товарищи гибнут? И верный Урия совершает ошибку – остается возле стен дворца.

Этот поступок можно оценить двояко. Первая оценка дана Библией: Урия - доблестный воин, для которого честь солдата дороже всего. Вторая оценка была сделана гораздо позже и имеет слегка циничный оттенок. Урия, скорее всего, уже узнал о том, что его жена ни душой, ни телом ему не принадлежит, и остался у стен дворца. Немой укор в его глазах – это тоже способ дать понять всесильному владыке, что его план не сработал. А каким могло стать следующее действие искусного воина? Мудрый царь все понял правильно и рисковать не стал.

Попытка номер один провалилась, и царь Давид перешел к решительным действиям. Расставаться с Вирсавией царь не желал, его любовь крепла день ото дня, и своего ребенка он решил признать. Сделать это можно только женившись на Вирсавии. И только после того, как она станет вдовой. А это значит, что Урия Хаттеянин должен умереть. Его возвращают в армию, а командир получает тайный приказ-требование подставить Урию. Приказ был выполнен: Хаттеянин оказался в гуще сражения, а на помощь к нему никто не поспешил.

Библия ничего не говорит о чувствах Вирсавии. Нет достоверных сведений о том, сопротивлялась ли она любви царя Давида, предупредила ли она его при первой встрече о своем замужестве, рыдала ли над телом мужа. Но, анализируя ее дальнейшее поведение, можно сделать вывод о том, что красавица отвечала Давиду взаимностью. Царь Израиля был красив, и женщины боготворили его, мечтая взгляде или прикосновении руки. Ей, Вирсавии, досталась его любовь! А муки совести? Наверное, были, но и о них молчит Священная книга.

А вот о переживаниях Давида сказано много и подробно. Из-за любви к этой женщине царь Давид, который до этого момента был вполне приличным человеком и соблюдал законы веры, нарушил сразу три заповеди:

- не пожелай жены ближнего своего – Урия Хаттеянин был законным мужем и верным солдатом;

- не прелюбодействуй – Вирсавия не была его женой, когда «он возлег с ней» в первый раз;

- не убий – хоть царь не сам сразил мечом беднягу обманутого мужа, приказ был его, а это значит, что и грех тоже на нем.

Понимал ли царь Давид всю глубину своего морального падения? Раскаивался ли? На оба вопроса ответ один – да. Ребенок, которого носила Вирсавия, прожил всего несколько дней. Плод грешной страсти, он стал бы вечным укором своим родителям. Когда дитя скончалось, пришло раскаяние. Долго будет царь Давид молить Господа о прощении. Помните псалом 50?

- Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои. Многократно омой меня от беззакония моего и от греха очисти меня, ибо беззакония свои я сознаю, и грех мой всегда предо мной, - вот так искренне, с горькими слезами и душевными страданиями молил о прощении всесильный царь Иудеи. И в минуты отчаяния просил господа очистить его душу, окропить ее иссопом, потому понимал весь ужас совершенного им греха.

Библия утверждает, что прощение было ему даровано. Что было дальше? Счастье. Материнское и отцовское: Вирсавия родила царю Давиду двоих детей – достойного наследника, будущего великого «царя мира» и признанного всеми мудреца Соломона и Нафана. Царский двор и народ израильский полюбили Вирсавию. Скромная, она никогда не бахвалилась безумной любовью царя, не требовала для себя отдельных почестей, предпочитая оставаться в тени. Даже жены из гарема Давида завидовали ей втихомолку и никогда не строили ей козней. Чувство собственного достоинства и приветливость Вирсавии усмиряли ревность этих женщин.

Стала ли Вирсавия жертвой своей красоты? Или, наоборот, благодаря красоте стала законной женой царя Давида и обрела счастье? Судьба ведь с самого начала написала иной сценарий ее жизни – муж-солдат, скромное жилье и такое скромное место под солнцем. Все изменилось в одночасье. Декорации – роскошный дворец. Муж – царь Иудеи. Трагедией это назвать трудно. Счастлива ли была Вирсавия? Библия отвечает: «Да, очень! А еще - любима, боготворима и лелеема».

spe
Владислав Черных

Ох, как-то мне сомнительно, что Вирсавия не догадывалась о том, что её омовение видно из дворца )))

mas
Марк Блау

Вирсавия - это греческая транскрипция. В оригинале ее зовут Бер-Шева.

spe
Юлия Дворникова

Интересно, а имеет ли её имя отношение к тому местечку, где Авраам вырыл первый колодец? И можно ли это как-то связать с прекрасным рассказом Халиды?

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+