icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Елена Асвойнова-Травина
Психология

Есть ли польза от плохих слов?

  • 1055
  • 5

Есть ли польза от плохих слов?

С
Случилось так, что первый месяц после рождения второго сына мы с малышом провели в больнице – и «товарищами по несчастью» были (за редким исключением) дамы из сельской местности… Нет, я никогда не была «сословным снобом», никогда ничего не имела против сельских жителей – но вот это жизненный опыт поколебал мою уверенность: действительно ли это нормальные люди? Люди ли это вообще – может, я оказалась среди замаскированных инопланетян? Ведь самой тяжёлой стороной пребывания в больнице оказалась не столько тревога за ребёнка, не столько ужасные условия содержания – столько тот бесконечный поток «грязи», в который приходилось окунаться с утра до вечера.

Нет, эти женщины не были озлобленными, не выражали таким образом отрицательные эмоции – они могли просто так, говоря о своих детях (несомненно, любимых), заявить, например: «Моя сегодня 80 грамм за…чила!» – и даме не приходило в голову, что она только что оскорбила и свою дочь, и всех присутствующих. А некоторые просто повторяли сочетания непристойных слов после каждого предложения (с такими было неприятно находиться рядом – они вызывали естественное физическое отвращение, как люди, которые никогда не моются…

Напрашивается вопрос: почему так происходит? Причём не только в селе – но и в городе, и даже среди интеллигентов… зачем людям такие слова? Ведь даже не всегда они служат для «эмоциональной разрядки», употребляясь во вполне спокойном состоянии – причём без всякой надобности. Вероятно, иной очень бы удивился, если бы ему «перевели» смысл произнесённой им фразы: «Пошёл я, женщина лёгкого поведения, на мужской детородный орган в магазин», или «Этот подвергшийся сексуальному насилию телевизор опять сломался», или «Я вступил в интимные отношения с этими кандидатами в президенты» и т.д. и т.п. К слову, некоторым моим знакомым такой метод помог избавиться от привычки к непристойностям: «перевод» вскрывал всю абсурдность их речи.

Обычно же абсурдность таким людям неочевидна… Почему же сложилась такая ситуация?

Рискну назвать одну из возможных причин. Примерно 20 лет назад в нашем обществе возник и утвердился стереотип: всё, что запрещали в советское время – однозначно хорошо, и это обязательно надо делать, чтобы быть «свободным и цивилизованным» человеком. Как это всегда бывает со стереотипами – ему следовали безоглядно, не «включая» разум – и не замечая, что некоторые атрибуты «свободы и цивилизации» вытаскивались из грязных подворотен. Ввернуть «крепкое словечко» для писателя стало «делом чести» – ведь так приятно почувствовать себя «героем-свободолюбцем», когда за это уже ничто не грозит – наоборот, издатель, который будет возражать против непристойностей в произведении, имеет все шансы стать изгоем в своей среде, прослыв «совком-ретроградом»… А дальше «раскрученное колесо» было уже не остановить: из книг непристойности перекочевали в фильмы, из фильмов – в повседневную речь… И даже стали раздаваться голоса: зачем считать эти слова отвратительными – это же народные выражения, их запрещать – значит, открещиваться от своего народа!

Попробуем разобраться, в чём тут «народность». Прежде всего, матерные слова достаточно древние (в частности, в болгарском языке они почти не отличаются от русских) – и, как нетрудно заметить, касаются одной темы: процесс соития и названия детородных органов. Попробуйте подобрать к ним общеупотребительные эквиваленты –и вы убедитесь, что это достаточно сложно: вы найдёте либо научные термины, заимствованные из других языков, либо некие иносказательные слова, имеющие изначально другой смысл: спать, иметь, сношение, половой член («член» – это «часть тела» вообще) и т.д. Создаётся впечатление, что говорить об этом вообще нельзя – только иносказательно, а настоящие названия – «табу».

Какие слова попадают в разряд табуированных? Названия либо чего-то грозного и опасного, что боятся накликать (так слово «бер» в нашем языке оказалось вытеснено иносказательным «медведь») – или то, что оберегаемо (так, наши предки брали второе имя – так сказать, имя для посторонних – чтобы не произносить слишком часто настоящее, дающее власть над человеком). Очевидно, перед нами как раз второй случай: ничто древний человек не оберегал так, как продолжение рода! Вот почему обо всём, что связано с ним, он старался говорить иносказательно – чтоб не подслушали злые духи, чтоб не лишили плодородия, не прервался бы род… По этой же причине очень долго существовало (да и до сих пор встречается) поверие, что матом можно отогнать нечистую силу: «нежить» боится рождающей жизненной силы!

Со временем причина запрета забылась – остался запрет: нельзя – и всё! Мой отец говорил, что нельзя, дед говорил, ему его отец и дед говорили – с чего бы мне с предками спорить! Такие явления весьма метко определила писательница М.Семёнова: исчезает сердцевина обычая – остаётся оболочка… но со временем оболочка неизменно должна наполниться новым содержанием: так, многие в наше время уже не помнят, почему невеста должна быть в белом платье –и появляется новое объяснение: «символ чистоты и невинности». Вот и в данном случае появилось новое объяснение запрета: неприлично, грубо. Возможно, в определённую эпоху такие слова воспринимались как «простонародные», «крестьянские» – ведь фольклорные традиции (в том числе – древняя табуированная лексика) сохранялись именно в крестьянской среде.

Ну, а нашему современнику остаётся одно из двух: либо принять позднейшее толкование («грубо и неприлично»), либо вернуться к древнему («священно и оберегаемо»). Вставлять такую лексику «через слово» вместо неопределённого артикля не позволяет ни один из этих подходов

deb
Александр Куц

Видел передачу о некоем целителе, который матом лечит. Вот и думай есть ли польза... +

top
Елена Асвойнова-Травина

Положим, в телепередачах сейчас можно услышать всё, что угодно... вы ведь не читали медицинские карты его "пациентов", результаты медицинских обследований до и после его "лечения"... если речь идёт о психогенных заболеваниях - то лечить можно чем угодно (достаточно, чтобы больной в такое "лечение" верил)

mas
Дмитрий Неткачев

Всегда старался не употреблять нецензурной брани, проскальзывала крайне редко только в экстремальных ситуациях.
Даже российские цари использовали ругань для пояснения своих мыслей, поэтому ширина железнодорожной колеи у нас на х.. шире европейской, виной тому неожиданное восклицание Николая I относительно вопроса о ширине колеи для паровоза. Он так и ответил, что на ... шире! Иностранные специалисты поняли дословно его высказывание. +.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+