icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Александр Андронов
Праздники

Кто такой Баюш Разгильдеев?

  • 2962
  • 2

Кто такой Баюш Разгильдеев?

М
Мордовия. Ичалковский район. Моя родина. Самая, что ни на есть, российская глубинка. Тыл. Это сейчас. Но документы убедительно свидетельствуют о том, что далеко не всегда здесь было спокойно и тихо. Четыре сотни лет – срок по историческим меркам невеликий. Но если вернуться памятью туда, в годы 1600-ые, мы увидим, что эти места были российским приграничьем. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Несколько лет назад прямо на территории мордовского села Кергуды во время строительных работ было обнаружено немалое количество оружия тех лет. Стало ясно, именно здесь кипел бой. Бой жестокий и безжалостный.

В те годы Русь лишь укреплялась на новых землях. Чтобы прикрыть восточные границы, в мордовских лесах строили засеки. Очень, кстати, эффективная была защита от набегов степняков: деревья, сваленные в полном, казалось бы, беспорядке на протяжении аж нескольких километров, а иногда и десятков километров чащи, становились непреодолимой преградой и конному, и пешему. Найденные агрессором тропки заводили их в болота, ловушки, тупики, под обстрел. А ворота – одни на несколько десятков километров засеки, охраняли мощные хорошо вооруженные отряды, говоря современным языком, пограничников. Как раз такие ворота располагались в районе находящегося рядом с Кергудами села Гуляево. Вокруг них и развернулись летом 1612 года по-настоящему драматические события.

Время было смутное. Безвластие. Собранное на Нижегородчине ополчение во главе с Мининым и Пожарским готовилось идти на Москву. Вошла в ополчение и часть войск, охранявших те самые гуляевские засечные ворота. Ратники из Нижнего Новгорода перешли уже во Владимир и Ярославль, готовились к боям за столицу. И тут – новая напасть.

Набег степняков. «за неделю до Оспожина дни (Оспожен день — 1 сентября), приходили на арземаские места крымские и нагайские люди». После тяжелого боя ногайцы, командовал которыми мурза Курмаметь (по другим источникам Курмаметей), смогли взять гуляевские ворота. Перед ними открылся прямой путь на Арзамас, Нижний Новгород. Положение было отчаянным. Тогдашний алатырский воевода Андрей Хилков, в чьем ведении находилась и засека, и прилегающие к ней территории, был не в силах справиться с захватчиками.

Угроза нависла и над тылами Минина и Пожарского. На помощь пришел мордовский князь (по другим данным – потомок служивых татар) Баюш Разгильдеев, мирно живший до этого в своем поместье Княжей в Алатырском уезде. Присоединив к своей небольшой дружине «алатырских мурз и мордву и всяких служивых людей», он встал на пути ногайцев неподалеку от нынешнего села Чукалы Большеигнатовского района Мордовии. В те времена там стояла небольшая крепость, а само село было, если так можно выразиться, политическим и религиозным центром местной мордвы. Ногайцы двое суток безуспешно осаждали Чукалы. А защитники крепости не просто ушли в глухую оборону, но постоянно тревожили осаждающих своими вылазками. Остальная часть войска Разгильдеева «трепала» тылы ногайцев. В итоге захватчики потеряли главное, фактор внезапности. Надо было уносить ноги. Вернуться в степь ногайцы решили уже через ардатовские засечные ворота. Это километрах в ста от гуляевских.

Здесь, в самом начале узкого прохода через засеку, их и настигло объединенное войско Разгильдеева. Жертвы ногайцев оказались в том бою не особенно большими, около 500 человек. Зато началась паника. Бросая оружие, лошадей, пленных, степняки кое-как пробрались через засеку к берегу реки Алатырь. Но тут их ждал новый сюрприз от Разгильдеева. Река в этом месте делает петлю. Много озер, болот. А все возвышенности оказались занятыми мордовскими лучниками, которые сеяли смерть среди растерявшихся захватчиков. Впрочем, куда лучше рассказывает о происходившем летопись тех времен. «Баюш пришёл на Пьяну реку, на Чуколы, и тут де с нагайскими людьми был бой два дни, и в деревне Чуколе в осаде сидели, а на выласках многих нагайских людей побили и переранили, да и в Ардатовском лесу в воротех был бой с нагайскими людьми, и побили нагайских людей с пятьсот человек, да у них же, у нагайских людей, убили мурзу Курмаметя, и знамя взяли, и их прогнали к озерам, и многие от того побою нагайские люди потопли, и отгромили у нагайских людей на том деле всяких людей семь тысяч ...» .

Вот такая незаслуженно забытая история. А закончим мы ее еще одной цитатой: «И за ту его за многую службу и за отечество дать ему, Баюше мурзе Разгильдееву, княжество, и впредь у них того княжества, и у его детей, и у его родства не отымати. А как же даст Бог на московское государство государя, и тогда велит ему государь на то княжество дать свою царскую жалованную грамоту за красной печатью. К сей грамоте боярин к воевода князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой да стольник и воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский велели земскую печать приложить, лета 7121 генваря в 24 день».

Через год мы будем отмечать четырехсотлетие тех событий. Так давайте же кроме ополченцев Минина и Пожарского вспомним добрым словом и безвестных мордовских ратников, сражавшихся за Русь под командованием мурзы Баюша Разгильдеева.

deb
Алексей Шахлай

Александр, мои поздравления! Знаете Вы историю своих мест. За это большой плюс. Статья незаслуженно оставалась с нулевым рейтингом. ставлю первый плюс.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+