icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Леонид Девятых
Мистика, непознанное

Что сказал Африкану Сосипатровичу рыжий пес

  • 1769
  • 15

Что сказал Африкану Сосипатровичу рыжий пес

В
Вечером 24 июня 1906 года некто казанский мещанин Флеровский, проходя по Нижне-Федоровской, что ныне есть часть улицы Федосеевской, наблюдал следующую картину. Недалеко от берега Казанки сидел огромный пес непонятной породы ярко рыжей масти, буквально светящийся в лучах закатного солнца. Против него на расстоянии примерно двух саженей (чуть более четырех метров), мордами к нему сидело десятка два здоровенных и явно бродячих псов, причем в три ряда. В первом ряду находились крупные особи, во втором – мельче, в третьем – еще менее. Когда Флеровский оказался в поле зрения псов, вожак повернул в его сторону голову. За ним последовали остальные. Как говорил впоследствии приставу первой полицейской части Коробицину сам Флеровский, псы смотрели на него так, что у него выступил холодный пот, а ноги сделались ватными.

– Ты Флеровский? – спросил вдруг вожак человечьим голосом и вперил в мещанина тяжелый взгляд.

– Точно так, – не нашелся более ничего ответить тот. Голос его срывался и дрожал.

– Африкан Сосипатрович? – четко выговаривая слова, снова спросил пес.

– Ага, – проблеял Флеровский.

– Пошел вон, – буркнул пес и отвернулся. Следом за ним отвернулся от мещанина и весь собачий ареопаг.

– Как у меня хватило сил добраться до вас, ума не приложу, – закончил свой необычный рассказ Африкан Сасипатрович. – Верно, Николай Угодник помог.

Пристав хмыкнул и с любопытством посмотрел на посетителя. Затем подошел ближе и покрутился возле него, принюхиваясь. Но от мещанина пахло только дешевым о-де-колоном «Spartacus» и более ничем.

– Если вы полагаете, что я пьян или не в своем уме, то вы глубоко заблуждаетесь, – обиделся Флеровский. – Прощайте.

Африкан Сосипатрович пошел домой (он жил на Касаткина), а утром в «Казанской хронике» «Телеграфа» вычитал, что «обыватели Нижне-Федоровской улицы жалуются на небывалый наплыв бродячих собак, особенно недалеко от Конвойной команды» и что «проходить здесь опасно, и обыватели обходят это место стороной».

С этим номером «Казанского телеграфа» Флеровский буквально ворвался в кабинет пристава.

– Ага, что я говорил?! – размахивая газетой, с порога заявил Африкан Сасипатрович. – А вы мне не поверили! Собака вообще животная нечистая. А этот рыжий есть никто иной, как сам черт! Не зря же его изображают либо со свиным рылом, либо с собачьей мордой!

Пристав нахмурил брови и промолчал.

– Вы опять не желаете принимать никаких мер! – вскричал Флеровский. – Опять самоустраняетесь? Хорошо, я сам…

Африкан Сасипатрович не договорил и выскочил из кабинета, громко хлопнув дверью.

Когда по прошествии получаса он вбежал в участок, то был весь искусан, а одежда представляла из себя сплошные лохмотья. Тут же были вызваны пристав и врач, который перевязал несчастного и ввел противостолбнячную инъекцию. Речь Флеровского была бессвязной, и из его рассказа никто ничего не понял. Коробицын немедленно отрядил на Нижне-Федоровскую полицейскую команду с оружием, но никаких собак обнаружено не было. Путем опроса обывателей было выяснено и записано в протокол, что «собаки количеством до полусотни не сговариваясь, бросились в реку и поплыли в направлении правого берега Казанки, после чего скрылись из виду».

Сие событие было отнесено полицией, а затем и газетчиками в разряд загадочных происшествий. Что же касается мещанина Флеровского, то он совершил постриг и под именем Адриана стал иноком Кизического монастыря. К 1918 году он имел сан иеромонаха и возраст около 55 лет.

Как-то однажды в обитель заявились ответственные работники Казанского Совдепа товарищи Стельмах и Рафф. С ними пришли революционные матросы в тельняшках и бескозырках. Он них пахло водкой. Товарищ Стельмах и Рафф, попыхивая папиросками и оглядывая смущенную братию через стеклышки пенсне, объявили, что монастырь упразднен.

– А куда же мы пойдем? – смиренно спросил иеромонах Адриан.

– К е…ой матери, – душевно ответил один из матросов.

С этого времени следы Адриана, в миру мещанина Флеровского, теряются…

pro
Леонид Девятых

Случай, зафиксированный в газете "Казанский телеграф! от 1906 года и полицейском протоколе... Ну, домыслено совсем малость...

spe
Надежда Заколюкина

Блестяще!!! Браво! Посмеялась от души.Талант есть талант. На ум приходят только слова классиков "И тут Остапа понесло!" Классно!

spe
Надежда Заколюкина

Спасибо, очень порадовал)))))))))))) Вся прелесть старой Казани и её жителей))))))))))))))))))))))

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+