icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Владислав Черных
Психология

Боитесь ездить на поезде? Значит у вас сидеродромофобия

  • 422
  • 9

Боитесь ездить на поезде? Значит у вас сидеродромофобия

Ж
Жаркий июньский день был в самом разгаре. Неподвижный горячий воздух знойным маревом струился над густой, уже изрядно запылившейся к середине лета зеленью. По крепкой натоптанной тропинке вдоль железнодорожной насыпи шли двое – молодой парень и розовощекая крепкая девушка. Судя по корзинке со снедью и обмотанной тяпке, они явно направлялись в близлежащий дачный поселок. До него оставалось всего ничего – подняться на насыпь, перейти мост, а там уже и первые домики рядом.

- Уф, ну и жара! Ну вот, дорогая, почти дотопали. И не так уж долго было идти – сказал парень.

- Если бы не этот сломавшийся древний «Икарус», уже были бы там. Ладно, я хоть узнала, каким путем на дачу пешком ходить. А то с нашей свадьбы только автобусом сюда и ездила – ответила чуть запыхавшаяся девушка.

Перебрасываясь малозначащими фразами, пара по осыпающейся тропке поднялась на насыпь. Под жарким солнцем били бликами по глазам отполированные рельсы. Пахучие шпалы исходили маслянистым потом, воздух был насыщен густым духом креозота. Под ногами захрустел гравий, идущий чуть впереди мужчина уже подходил к мосту. Внезапно девушка сбилась с шага, побледнела. Казалось, каждый новый шаг дается ей со все большим усилием.

- Что с тобой? – встревожено оглянулся молодой супруг.

- Ничего страшного, камушек в босоножку попал. Иди, я догоню – чуть дрогнувшим голосом проговорила девушка.

В этот момент по рельсам прошла еле заметная дрожь, сидевшая на стальной полосе пташка озабоченно вспорхнула и подалась подальше от полотна. Где-то далеко за лесом раздался басовитый, натужный гудок тепловоза. Парень сделал несколько шагов к своей спутнице.

- Вытряхивай, я тебя придержу. Да пойдем - поезд со станции тронулся, минут через пять здесь будет. Как раз успеем перейти на ту сторону.

Но она слышала его слова, как сквозь вату. Внезапно почему-то безумно заколотилось сердце, в глазах потемнело, предательская слабость в коленках заставила ухватиться за перила моста так, что побелели костяшки пальцев. Корзинка с протестующим хрустом упала на гравий и откатилась в бурьян. Девушка крепко зажмурила глаза, но перед внутренним взором грозным ужасом появился ОН – грохочущий, лязгающий поезд, несущий панику и безумие…

Это случилось восемь лет назад, когда ей было одиннадцать. Мама поехала погостить к своей сестре в город и взяла дочурку с собой. Они не в первый раз выбирались в областной центр вдвоем, но в этот раз подобралась уж очень бойкая и задорная компания сверстников и сверстниц, и где они только не носились сломя голову! Кому-то пришла в голову мысль забраться на железнодорожную насыпь, где было интересно хотя бы потому, что родители категорически это запрещали.

Через несколько минут компашка уже подходила к мосту. Было увлекательно и немножечко страшновато стоять на хлипком бетонном тротуарчике, сквозь щели и дыры которого далеко внизу была видна автотрасса с проносящимися машинами. Да и перильца особо надежными не казались. А в голове крутился пугающий вопрос - «а вдруг поезд?». Поездов юная покорительница мостов вблизи ещё не видела – близ села железных дорог не проходило, поездками на юга её не баловали. Подружки успокоили:

- Видишь, мост в двух местах «выпячивается» сбоку? Это такие карманы, от поезда прятаться.

Сколько они простояли на мосту – неизвестно. Густой, грозный гудок локомотива и тяжелая вибрация хлестнули по нервам неожиданно. Обмирая от страха, девчонка повернула голову и увидела страшное чудовище – на мост с ужасающей целеустремленностью вползал ревущий дракон с надписью ТЭ-3 на опоясывающей его туполобую оскаленную морду красной полосе. Бежать, бежать немедленно! Но почему-то ноги словно вросли в бетон, не давая даже дернуться. Спасла её подружка – сильный рывок буквально втащил оцепеневшее тело в тот самый карман. А мимо на расстоянии протянутой руки проносились черно-сальные колеса да хлестал в лицо вонючий мазутный ветер…

- Тебе плохо? Что случилось? – сквозь туман в голове донеслись взволнованные оклики мужа. Боже, как трудно разжать пальцы! И почему я стою на коленях, вцепившись в ограждение? И сердце колотится так, будто ему хочется лететь прочь отсюда как можно дальше. А где-то вдали слышится гул тепловоза и нарастающий перестук колес – пока безобидный, но она-то знает, каким ужасным грохотом он может стать, оказавшись рядом!

- Пойдем вниз! Я тебя прошу, вниз! – эти слова она почти выкрикнула.

Муж с тревожным недоумением взял её за руку и повел с насыпи, как маленькую девочку. Потом она долго сидела в траве, зажав уши. Локомотив без вагонов проскочил мимо за несколько секунд, но казалось – только убери руки, и в душу вновь ворвется адский хохот колесных пар. Минут через десять стало легче, однако ни на какую дачу они уже не пошли – даже мысль о том, что надо подняться обратно и ступить на шпалы, приводила в ужас.

- Я, наверное, перегрелась на солнце. Вдруг это солнечный удар - вон, жара-то какая. Милый, пойдем домой! Дача никуда не убежит – почему-то рассказывать о пережитом не хотелось даже любимому человеку.

Прошла неделя, и память о странном припадке паники чуть улеглась. Дачный автобус в очередной раз восстал из мертвых, и последующие выезды на природу никаких неприятностей не доставляли. Благо, больше нигде пересекаться с железнодорожными ужасами не приходилось – училась она в областном центре, в большие города не тянуло, да и финансы молодой студенческой семьи особо не позволяли разъезжать. Год прошел своим чередом, а следующей весной довольный муж как-то обрадовал супругу:

- Солнце моё, давай этим летом съездим на море. Ты же никогда никуда не выбиралась из нашего города, хоть развеешься. Мама обещала подкинуть деньжат в дорогу.

Соглашаться – не соглашаться? Как отказать, что подумают муж и свекровь? Да и не по шпалам же бегать будет, а чинно сидеть в вагоне – это, наверное, совсем не страшно. Решено – еду! И вот уже июль заканчивается, сессия и практика позади, чемоданы утоптаны. Такси подвезло молодую пару к вокзалу. Суматоха в переходах, шум перрона, невнятные объявления – все это как-то отвлекало от чуть шевелящегося в душе червячка задавленного страха. Даже посадка в вагон уже стоящего поезда не доставила никаких неприятных ощущений.

Ту-ту-у-у-у! – тонко и нестрашно пропищал электровоз где-то далеко в голове поезда. Ура, едем! Вокзал в окне дрогнул и медленно покатился назад. Да нет, это не вокзал, это мы катимся! Чуть подрагивает на стыках пол, и все сильней вжимает в спинку дивана – пассажирские поезда с электровозами разгоняются шустро. Все хорошо, хорошо… хорошо, да не очень… ой, совсем уже нехорошо! Чем быстрее мчался вагон, тем сильней внутри начинала созревать и разрастаться уже вроде бы забытая паника, завладевая телом, лишая воли.

Некоторое время бороться с накатывающим темным ужасом помогала послепосадочная суета – знакомство с соседями, поочередные переодевания, раскатывание матрасов, обход проводника. Но летом график движения напряженный, поезд, как назло, шел неровно – то притормаживал, то разгонялся. И в эти минуты становилось хуже всего. В конце концов она уселась на полке, напряженно вперив взгляд в какую-то завитушку на линкрусте старенького вагона и пытаясь не сорваться в крик. Муж уже с полчаса озабоченно наблюдал за тем, как поведение жены становится все менее естественным. Присев рядом, он взял её за руку, спросил с волнением:

- Что-то не так, котенок?

Жена повернулась к нему, попыталась обнадеживающе улыбнуться. В этот момент поезд взлетел на гулкий железный мост, начал громко и многогласно перекликиваться со старыми фермами. Это стало последней каплей – отчаянный крик, стремительный бег по коридору, выпученные глаза сбитой с ног проводницы, летящие из её рук подстаканники. Не чувствуя ожогов от брызг горячего чая, боли ломаемых ногтей, молодая женщина остервенело рвала ручку вагонной двери:

- Выпустите меня отсюда, я больше не могу!

Резкий запах валерьянки, ужас и сострадание в глазах мужа, остановку поезда вне расписания, машину с красным крестом – этого она практически не запомнила. Тело отказывалось подчиняться, в горле страшно пересохло, на груди словно лежала бетонная плита, мешая дышать. Женщина в белом халате склонилась над ней, и легкий укол в руку наконец-то погрузил страдалицу в блаженное беспамятство...

В кабинете врача-психотерапевта было как-то не по-больничному уютно. Да и сам врач больше напоминал доброго родственника, этакого доктора Айболита. Не прошло и пары минут с начала разговора, а она уже сбивчиво рассказывала про все свои ужасы. Казалось, собеседник заранее знает, что она переживает и задает удивительно точные вопросы, на которые хотелось отвечать, избавляя душу от того, что в ней скопилось. Выговорившись, женщина с внутренней дрожью спросила:

- Доктор, я действительно сумасшедшая?

- Ну что вы, голубушка, до настоящей сумасшедшей вам далеко, да у нас в отделении их и нет. Мы занимаемся лечением различных фобий, или навязчивых страхов. Ваш случай носит название сидеродромофобии, или боязни всего, связанного с железной дорогой. В переводе с греческого – страх движущегося железа. Явление отнюдь не новое, впервые описано в 1912 году. Вам ещё повезло, судьба редко сводила вас с поездами. Вообразите, каково приходится людям, вынужденным регулярно ездить поездом при таком диагнозе! Глотают горстями седативные препараты, глушат тревогу алкоголем, хотя врачебное вмешательство позволяет эффективно избавиться от этой напасти в большинстве случаев.

- А почему у меня развилась эта фобия? Неужели тот случай в детстве…

- Увы, да. В психологии это явление называется якорением. Однажды пережитая неприятная ситуация при хотя бы отдаленно похожем повторении может провоцировать в сознании приступы внезапного страха – так называемые панические атаки. Именно такую вы пережили в поезде и ранее, на насыпи у моста.

- И что меня ожидает? Это навсегда, или же есть надежда на излечение?

- Ну право же, надежда должна быть всегда. Но в данном случае у нас нет особых причин для уныния – такие заболевания успешно лечатся. Мы с вами уже начали процесс излечения, остается развить его и благополучно завершить. Будем стараться управлять своей фобией – в любой ситуации существуют какие-то отвлекающие моменты. Надо научиться сосредотачиваться на них, не давая сознанию полностью концентрироваться раздражающем факторе. Я буду задавать вам задания «на продумывание» различных ситуаций, вы будете их выполнять. Постепенно они будут усложняться, и через некоторое время вы заметите, что отвлекаться от своих страхов будет все легче. На пользу пойдут и сеансы гипноза. И помяните мое слово – если будете следовать врачебным указаниям, у вас появится возможность ещё не раз съездить на море!

top
Halida Rojkova

Сколько страхов живет в человеческой душе! И как поразительно легко они нами овладевают. Отличная - высокохудожественная работа, Владислав! +++++++++++++++++++

spe
Надежда  Маслова

Я как будто оказалась среди всех этих людей. Замечательно!
Помню, в детстве испугалась паровоза с чёрной трубой. Он ехал мимо, издавая страшные звуки, из трубы валил чёрный дым, а я плакала. Мне было года 3-4, но такого страха пожизненного не осталось. Может быть потому что плакала от страха.

mas
Марк Блау

Да, Владислав, очень хороший рассказ получился.

spe
Владислав Черных

Семен, самому жутко понравилась! Спасибо всем за поощрительные отзывы.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+