icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Елена Асвойнова-Травина
Мучают вопросы? Узнай

Зачем царям шуты?

  • 821
  • 5

Зачем царям шуты?

Н
«Ненавижу толпу шутов придворных!» – восклицает несчастный Риголетто в опере Дж.Верди. В чем-то он прав: ненавистные ему придворные делают именно то, что обязан делать шут – кривляются, ублажая господина, но вообще-то сам Риголетто является шутом при дворе Герцога Мантуанского (в литературном первоисточнике – французского короля Франциска I).

Самый древний из известных примеров придворного шута относится концу IV – началу III вв. до н.э., придворный шут был у Птолемея I Сотера, соратника Александра Македонского, после его смерти давшего начало династии эллинистических царей Египта. Но все же чаще всего, когда речь заходит о шутах, мы вспоминаем о средневековой Европе. В то время шутами обзаводились не только цари и короли, но и все знатные и богатые люди (впрочем, в условиях феодальной раздробленности король мало чем отличался от прочих феодалов).

Для чего это было нужно? Для развлечения? И для этого тоже. Представьте себе жизнь в средневековом замке: книги были дорогим удовольствием, даже у богатых феодалов редко было больше двух книг, да и умение читать не входило в число рыцарских добродетелей, единственные доступные развлечения – охота, рыцарский турнир и… война, но все это, разумеется, бывает не каждый день. Развлекали знатных господ артисты – придворные (у тех, кто мог их содержать) или бродячие, время от времени посещавшие замок. А что представляли эти артисты? Песни о деяниях героев – это, конечно, интересно, но иногда хочется и чего-нибудь повеселее… и вот тут очень кстати были шуты.

Когда речь заходит о шуте, обычно представляют человека в пестрой одежде с погремушкой в руках и в колпаке с тремя длинными концами, украшенными бубенчиками. Истоки этих атрибутов намного древнее европейского Средневековья – они восходят к Сатурналим, древнеримскому празднику, справлявшемся в первой половине декабря и знаменовали завершение земледельческого сезона и зарождение «нового солнца», т.е. в мироздании происходил коренной переворот, следовательно, мир на какое-то время погружался в хаос. Именно поэтому в такие дни слуги усаживались за стол на почетные места, а хозяева прислуживали им, именно поэтому устраивались процессии, в которых одну из главных ролей играли ослы, традиционно считающиеся самыми глупыми и «неблагородными» животными.

Традиция Сатурналий уцелела и в христианскую эпоху в виде карнавалов, в которых во главу угла ставился все тот же принцип: все должно быть наоборот, должно подвергнуться осмеянию то, что обычно неприкосновенно – поэтому святых отцов могли усаживать верхом на ослов или даже наряжать осла Папой римским… вот от этих ослиных ушей и хвостов и происходят три конца шутовского колпака, а сама роль шута восходит.

Впрочем, в эпоху высокого Средневековья первоначальный мистический смысл шутовства уже отошел в прошлое, и на первый план вышло нечто иное. Открыто критиковать короля не считалось возможным, да и сам средневековый король мог приобрести врага в лице герцога или графа, неосторожно высказавшись в его адрес (а если учесть, что герцог или граф по богатству и количеству вассалов мог не уступать королю, это было весьма серьезно). Но говорить друг другу нелицеприятные вещи иногда все-таки приходится… как быть? Кто тут выступит посредником? Конечно, тот, кому прощается любое высказывание… таким человеком при дворе был шут – он же «дурак», какая на дурака обида, какая ненависть! И неважно, настоящая это «дурость» (слабоумие) или образ, «маска» – таково положение шута, таковы связанные с ним права и обязанности: все, что он говорит – по определению шутка, кривляние, на которое не принято обижаться… и под видом такого кривляния можно передать что угодно – и от короля вельможе, и от вельможи королю.

Были шуты и у русских царей. Что удивительно, таковыми иногда становились люди отнюдь не безродные. Так, любимый шут Ивана Грозного Осип по прозвищу Гвоздь был средним сыном князя Приимкова-Ростовского. Судьба этого человека была печальна: однажды он имел неосторожность на пиру пошутить над попыткой царя вывести свой род от Августа-Кесаря, и царь в ярости ударил его ножом. Правда, Иван Грозный тут же «остыл» и пожалел о своем поступке, велел позвать лекаря – но рана оказалась смертельной.

Но если судьбу Осипа можно охарактеризовать как «из князи в грязи», то имели место и противоплложные случаи: царь Алексей Михайлович возвел своего любимого шута в дворянское достоинство.

Любил шутов и Петр I. Самый известный из шутов Петра I – Иван Балакирев. Дворянский сын, он начал свою службу как солдат Преображенского полка. Рассказывают, что однажды он стоял в карауле на берегу канала, но самовольно оставил пост, решив искупаться. За такой поступок по уставу следовало суровое наказание, поэтому, заметив приближающегося императора, Иван тут же выскочил из воды. Понимая, что одеться он не успеет, он нацепил треуголку, патронташ, взял ружье, а но вопрос императора, что он делал, ответил: «Изучал обстановку в реке». Удачная шутка так понравилась Петру, что он не стал наказывать солдата, а взял в шуты. Позже он не раз отличился в этом качестве… так, на одной из ассамблей Балакирев явился в долгополом кафтане, какие обычно носили бояре, огромной меховой шапке, падающей на глаза, и с подвязанной бородой и принялся падать в ноги всем присутствующим. Петру шутка понравилась – он понимал, что одними карами и угрозами нельзя выкорчевать все то, что ненавистно ему – сила смеха тоже незаменима.

Карьера И.Балакирева продолжалась при Екатерине, и при Анне Иоанновне… вот тут – во времена бироновщины – не всегда защищало даже положение шута, и шут спознался-таки с Тайной канцелярией – и вызволить его смогла только сама Императрица.

В XIX веке цари уже не нанимали шутов. Не пользуются их услугами и современные правители. А может, напрасно? Может, мир был бы лучше, если бы сильные мира сего не слишком серьезно к себе относились?

top
Halida Rojkova

Самая страшная категория шутов - это уродцы разного рода. Действовала целая индустрия по их производству.Помните роман "Человек, который смеется"?

spe
Владислав Черных

Пользуются властители их услугами и поныне, только не шутами называют, а как-нибудь поприличней - лидер партии там, или депутат, и вместо толпы придворных на пиру - трибуна или студия... К нему уже привыкли, как к идиоту, а он регулярно брякает что-нибудь такое, что хозяину сказать невместно, но необходимо. Ну а "кто надо" реакцию отслеживает )))

spe
Юлия Дворникова

А я вспомнила Лажечникова "Ледяной дом". Вот уж поистине - царская шутка!!!

mas
Марк Блау

Услугами шутов пользуются и современные правители. Только называются они иначе. Об этом правильно сказал Владислав.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+