icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Елена Асвойнова-Травина
Мучают вопросы? Узнай

В чем трагедия романтиков революции?

  • 574
  • 7

В чем трагедия романтиков революции?

Б
«— Буря! Скоро грянет буря!

Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем». Это произведение М.Горького, знакомое всем нам со школьной скамьи, можно назвать самым совершенным выражением революционной романтики в поэзии, перед которой не устоит даже современный человек, уже не учивший в школе революционных песен. Поистине, в этой романтике есть особое очарование, заставляющее забыть о той крови, о тех страданиях, которые неизбежно сопровождают любую революцию.

Слово революция переводится с латыни как «переворот», но назвать эти слова синонимами нельзя. Переворот – это смена власти, и только. XVIII век вошел в российскую историю как «век дворцовых переворотов». Число таковых действительно оказалось рекордным, но ничто особо не менялось – и государственное устройство, и основа экономики оставались прежними. Революция же предполагает кардинальное переустройство государства и общества. Скажем, сменить монархию на республику – это уже революция.

С конца 80-х годов прошлого века возникла странная «мода» на рассуждения о том, была ли нужна России революция 1917 года. С такой постановкой вопроса не согласится ни один историк: революция не бывает «нужной» или «не нужной» – она бывает неизбежной. Революция происходит тогда, когда «изнашивается механизм», приводящий в движение общество – причем не только экономический. Например, чтобы произошла Великая французская революция, необходимо было сомнение в том, что сословная структура общества раз и навсегда установлена Богом – и, наверное, не случайно в ту же эпоху рождается картина мира, «не нуждающаяся в гипотезе» Бога. Можно сказать, что революционное развитие находится в диалектическом единстве с эволюционным: революция выявляет то, что долго и исподволь делала эволюция.

Но вот парадокс: любая революция неизбежно пожирает определенную часть своих вождей – достаточно вспомнить казнь М.Робеспьера. Не менее печальна была судьба Дж.Лильберна – одного из видных деятелей Английской революции, Н.Бухарина, Л.Троцкого, Г.Зиновьева в нашей стране. Чтобы понять, почему так происходит, нам придется вникнуть в социально-психологические аспекты революционных явлений.

Человеческое общество неоднородно. Оно состоит из множества социальных групп разного уровня. Каждый человек включен во множество групп, начиная семьей и кончая нацией. Все социальные группы имеют иерархическую структуру (есть лидер, есть те, кто подчиняется ему), а принадлежность к ним предполагает определенные права и обязанности. Но в любом обществе находятся люди, которые в силу особенностей своего характера неспособны «занять место» в иерархической структуре. Такого человека группа всегда пытается «привести к общему знаменателю», а если это не получается – избавляется от него. Этих людей называют маргиналами.

Отношение к таким «буревестникам» двойственное: люди обожают читать о них в приключенческих романах, смотреть захватывающие фильмы – но не всякий согласится иметь такого «возмутителя спокойствия» в качестве родственника или коллеги. Такие люди могут легко пойти на нарушение закона – но они же составляют ту «бродильную закваску», которая не дает обществу гнить в застое. В условиях революционной эпохи такие «профессиональные бунтари» оказываются на гребне волны – они и есть те романтики, которые двигают вперед революционный процесс, ведь разрушать имеющиеся иерархические структуры – их естественное состояние.

Но, как поется в «Интернационале», «разрушить мир насилья» – это лишь часть революционного процесса, а потом все-таки надо «построить новый мир». Именно поэтому в любом революционном движении всегда выделяются два крыла – более радикальное и менее радикальное (табориты и умеренные в движении гуситов, Дж.Лильберн и О.Кромвель в Английской революции), и в случае победы революции именно умеренное крыло может прийти к власти надолго и создавать новое общественно-экономическое устройство – предельные же радикалы при этом будут «мешаться под ногами». На смену разрушенной старой структуре придет новая – но тоже иерархическая, в ней тоже не будет места революционным романтикам, ведь стать частью иерархии они неспособны в принципе. А к тем, кто мешает построению нового общества, революционная эпоха беспощадна всегда – ведь все еще так хрупко, все может рухнуть от неосторожного движения. И в этом – вечная трагедия революционных романтиков: когда революция свершилась, они уже не нужны и даже опасны, и потому подлежат уничтожению.

top
Halida Rojkova

Уничтожение романтиков неизбежно: сделали свое дело и до свидания. Потом о них сложат песни, напишут книги, снимут фильмы, назовут их именами улицы. И это тоже пойдет на благо революции. Мне кажется, что каждый из этих людей в той или иной степени осознавал это.

mas
Марк Блау

Нет, от революций лучше держаться подальше. А что касается названия улиц: сначала назовут, а потом переименуют. Я тут недавно встретился со знакомой из Москвы и сказал что-то про улицу Каляевскую, что была у метро Новослободская. Она там рядом училась. Говорит: не помню такой. Пришлось сказать новое-старое название: Долгоруковская. А - говорит- эту знаю! Вот так и проходит мирская слава. Между тем Каляев думал, что жизнь за народ положил, а заодно и великого князя Сергея Александровича здоровенной бомбой взорвал тоже для пользы народной. Ан, нет!

И снова подумаешь: ведь если дитя не плачет, мать не разумеет. Значит и революции тоже нужны.

mas
Марк Блау

Кстати, есть сейчас в Москве такой меховой магазин "Каляев". Никак не могу дознаться, то ли это имя владельца, то ли они раньше на Каляевской находились. Может кто знает?

mas
Евгений Багдерин

Как бы мы не хотели замечать революции они были, есть и будут. Без них весь мир будет подобен тихой психиатрической лечебнице.

top
Halida Rojkova

А с революциями мир подобен шумной психиатрической лечебнице, полной буйно помешанных! Свежий пример перед глазами, стоит только включить телевизор.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии


выбор читателя

Выбор читателя

16+