icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Елена Асвойнова-Травина
Мучают вопросы? Узнай

Почему у женщин возникает инфантицид?

  • 224
  • 0

Почему у женщин возникает инфантицид?

Е
Есть такое страшное понятие – «инфантицид»… в переводе с латыни это означает «детоубийство». У наших современников это вызывает ужас, и даже в пьесах У. Шекспира крайнюю степень падения, до которой может докатиться человек, знаменовало собой убийство ребенка… но особенно страшна ситуация, когда собственного ребенка, недавно рожденного, убивает мать (для такого инфантицида даже существует специальный термин – неонатицид). Это кажется немыслимым – ведь это противоречит и всем социальным устоям, и материнскому инстинкту… тем не менее это происходит.

Начнем с того, что в любом биологическом виде время от времени рождаются мутанты, лишенные материнского инстинкта. Но в дикой природе такие дефектные генетические линии быстро растворяются в естественном отборе, а у человека с его развитой социальной системой возможны варианты – дочь «матери-кукушки», унаследовавшую гены непутевой мамочки, вырастит тетушка, бабушка, на худой конец – воспитатели в сиротском приюте, линия будет продолжаться, и когда-нибудь обстоятельства могут сложиться так, что очередная представительница этого рода не просто бросит ребенка, а пойдет дальше.

Во-вторых, у человека инстинктивное основательно «погребено» под социальным – и материнский инстинкт тоже может «замолчать», если материнство связано с серьезными социальными проблемами – например, если ребенок родился у незамужней женщины. Это сейчас мать-одиночка считается «сильной, независимой женщиной», чуть ли не героиней нашего времени – когда-то такая мать была обречена на осуждение социума (причем никого не интересовало, что случившееся могло быть результатом изнасилования), шансы выйти замуж практически равнялись нулю, и даже если непутевый папаша одумался-таки и повел под венец – это не спасало от всеобщего презрения ни мать ни ребенка… потому-то и возникало в такой ситуации желание «прикрыть грех» – как делает это, например, Маргарита в «Фаусте» И. В. Гёте. Ничуть не лучшим было положение замужней женщины в случае рождения ребенка, отцом которого никак не мог быть муж – по причине его длительного отсутствия…

Вопреки распространенному заблуждению, избавиться от нежелательной беременности тогда тоже было возможно – купив у какой-нибудь травницы зелье, провоцирующее выкидыш, но это тоже запрещалось законом, а в случае разоблачения убийца уже родившегося ребенка могла рассчитывать хотя бы на покаяние и причащение перед казнью – вытравившая плод такого утешения лишалась, и это могло заставить женщину сделать выбор в пользу инфантицида.

Убивали детей и замужние женщины – причем с согласия (и даже по приказу) мужа, если в бедной семье ребенок был «лишним ртом». Чаще всего этому придавался вид несчастного случая – например, малыша могли «случайно забыть» рядом с голодными свиньями (эти животные способны сожрать все). Чаще такая судьба выпадала на долю девочки: она ведь не станет опорой в старости – в лучшем случае уйдет в чужую семью (а для этого еще надо собрать приданое), в худшем – будет «висеть на шее»…

Все это факторы «работают» и в наше время – не всякая наша современница достаточно «сильна и независима» (и богата!), чтобы стать матерью-одиночкой, и при этом недостаточно умна, чтобы рожать только от мужа. Вряд ли они боятся греха – но абортов физически боятся, а лишение родительских прав – процедура сложная (подписание согласия на усыновление – то, что называют «отказом от ребенка в роддоме» – лишь ее начало)… вот и выбирают путь, который представляется самым легким: задушить и бросить в контейнер для мусора… Многие полагают, что подобные убийства способны предотвратить бэби-боксы – но вряд ли таким способом можно повлиять на людей, потерявших человеческий облик.

Но бывает и так, что собственного ребенка убивает вполне благополучная женщина – не алкоголичка, не наркоманка, не нищая, счастливая жена, недавно ставшая не менее счастливой матерью… Это связано с явлением, которое называется послеродовым психозом.

Беременность и роды – серьезное испытание для женского организма, в частности, связанное с гормональной перестройкой, а гормоны управляют в том числе и психикой. Конечно, в норме нервная система благополучно с этим справляется, но иногда срабатывает принцип «где тонко, там и рвется». Может развиться психическая болезнь, наследственная предрасположенность до сих пор «дремала» в женщине… впрочем, это не обязательно. В целом следует признать, что причин послеродовых психозов врачи толком не знают – но психиатрам приходится встречаться с ними сплошь и рядом. Одно из самых распространенных направлений в таком случае – «Я плохая мать, я не справляюсь» – отсюда недалеко до депрессии, которая очень легко оборачивается самоубийством. А поскольку мать в первые недели после родов ощущает себе и ребенка как единое целое, самоубийство может оказаться расширенным (броситься с под машину или из окна вместе с ребенком) – вот только ребенок в таких случаях чаще всего погибает (все-таки более хрупкое существо), а мать выживает – чтобы оказаться под следствием.

Бывает и так, что послеродовой психоз не заглушает материнский инстинкт, а обостряет его до предела – и в этом тоже ничего хорошего нет: на фоне преувеличенного, «отраженного в кривом зеркале» беспокойства за ребенка, возникают бредовые идеи, играющие вариацию на одну и ту же тему – защитить малыша во что бы то ни стало… защитить от всего: от «вредных лучей», от преследующих врагов – и что там еще примерещится больному сознанию. Под влиянием такого расстройства мать пытается спрятать ребенка «в надежное место, где никто не найдет» – скажем, в подвал или даже… в сугроб. Разумеется, ребенок при этом очень легко может погибнуть.

Как уже говорилось, относительно причин послеродовых психозов единого мнения нет, поэтому спрогнозировать, будет ли нечто подобное у конкретной женщины, невозможно, поэтому близким молодой матери приходится быть начеку. В первые недели после родов лучше не оставлять женщину с ребенком одну – хорошо, если ей будет помогать мать или свекровь. Если же психоз все же начинает развиваться, выход один – обращаться к психотерапевту, а в тяжелых случаях – к психиатру. И, конечно, не надо ждать попытки инфантицида или расширенного самоубийства! Если у женщины наблюдается бессонница, перепады настроения и тонуса (прилив сил сменяется упадком) – это уже сигналы неблагополучия, и оставлять их без внимания нельзя, тем более если речь уже идет о страхах или неадекватных суждениях (тут недопустим подход «Приду с работы – разберемся» – потом может быть уже поздно).

Прогноз при послеродовом психозе благоприятен – если только это не обострение имеющегося психического заболевания, он проходит быстро и без последствий – только нужно выполнять все предписания врача, не бояться принимать лекарства. Как это ни печально, грудное вскармливание придется прекратить – и не только для того, чтобы лекарства, принимаемые матерью, не попадали в организм ребенка: гормональный фон, связанный с лактацией (продуцированием молока) может усугублять психоз.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+