icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Людмила Серебрякова
Окружающий мир

Почему плакал конь

  • 2218
  • 28

Почему плакал конь

Э
Этот рассказ бывшего фронтовика потряс меня до глубины души.

Во время боя – шла Великая Отечественная война – взрывом снаряда коню оторвало задние ноги. Седок чудом остался жив.

Это был не молодой безусый солдат, а воин, уже получивший некоторую боевую и жизненную закалку. С конем они были одно целое. Верный друг не раз спасал бойца. Но сегодня, в эти тяжелые мгновения, конь упал на передние ноги и плакал.

Большие слезы катились из его глаз, и смотреть на это было невыносимо. А вокруг бушевал смертельный огонь, дыбилась земля, крики и стоны, грохот орудий смешались в безумную какофонию. Но солдат и конь словно существовали отдельно, вне боя и смерти.

– Я ничего не соображал, не мог понять, почему мой конь, словно в поклоне, стоит на полусогнутых передних ногах и не движется. Только крупные слезы одна за другой спадали на черную землю. А когда я, наконец, сообразил, что случилось, то стон вырвался из моей груди. Я тут же поднял винтовку и выстрелил. Бездыханное тело коня дернулось и застыло. В какое-то мгновение я уловил его угасающий взгляд, и в нем прочел благодарность. Конь благодарил меня за то, что я прекратил его муки! Он умер с благодарностью!

Голос старика, рассказывавшего мне об этом, дрогнул, и с трудом сдерживаемые рыдания тяжелым всхлипом всколыхнули его грудь. Я не успокаивала его. Он вынул из внутреннего кармана пиджака таблетку валидола и положил под язык. Потом мы сели на скамью и молчали. Мимо нас шли люди с цветами, разноцветными шарами, с песнями и веселыми переливами баяна, с маленькими красными флажками, на которых было написано «С Днем Победы!». А мы со стариком словно существовали в другом мире.

– Послушай, – сказал он вдруг, – тебе не кажется, что я за конем горюю больше, чем по убитым товарищам?

– Да нет, – сказала я. – Я тоже как-то видела, как умирала лошадь. Она привела жеребенка, а сама умирала. И никто не мог ей помочь. Делали уколы, растирали грудь, но она угасала с каждой минутой. Сначала никто не мог понять, почему она тихонько и ласково-ласково ржет. Пока фельдшер не сообразила и не поднесла к ней жеребенка. Лошадь лизнула его и умерла. И я увидела ее глаза…Она умирала с благодарностью, что ее поняли, что исполнили ее последнее желание!

– Да, – сказал фронтовик, – это очень тяжело. Вообще-то надо говорить «лошадь пала», а мы говорим «умерла»…

И вдруг он схватил меня за руку и зашептал горячо и странно:

– Я тоже, как конь. Или та лошадь. Безысходность одолела меня! Посмотри, какой я дряхлый! Врачи нашли у меня сто болезней… Пить лекарства уже не хочу, да и денег на них не хватает. В госпитале лежу иногда, подлечат немного, но болезни снова возвращаются. Ноги не сгибаются, руки не слушают… Да разве ж только это? Говорить стыдно. Детям я в тягость, запах от меня плохой, все разливаю, разбиваю. А раньше и дрова колол, и печь топил, и за садом ухаживал. А сегодня глянул на черешню свою, а она вся в муравьях, никто ее не побелил, сухие ветки не обрезал. Так и цветет, а ветки, как кости, торчат ¬– голые, черные. И я ей уже не помогу. И мне никто не поможет… Пристрели меня, а?

Его глаза мерцали слезами, словно крупные звезды на ночном небе. А руки дрожали и цеплялись за мои руки.

– Что Вы, дедушка, что Вы? – вскочила я со скамьи. – Нельзя же так! Вы взрослый человек, подумайте, что говорите… Да и оружия у меня нет.

– А то бы что? Пристрелила? Чувствую, пристрелила бы. Я ошибиться не могу. Хоть и дряхл, и подслеповат, а вижу, что пристрелила бы. Молодец! Я бы тебя в кавалерию взял и не раздумывал.

Я молчала. Я и на лошади то никогда не ездила, и оружия в руках не держала. И смерти, как огня боюсь. Не пристрелила бы я ни коня, ни человека.

– Все, все, успокойся. Прости меня, старика. Не знаю, что на меня нашло…

Фронтовик взял тросточку, я помогла ему подняться, и мы пошли к братской могиле, где ради праздника был зажжен Вечный огонь. Он постоял, поклонился, перекрестился и, подняв глаза к небу, воскликнул:

– Господи, прости меня, грешника страшного!

Его глаза вновь наполнились слезами, а всхлипы всколыхнули грудь. Я отвела его к родственникам, которые усадили дедушку в машину и увезли в дальнее село. Я представила, как вечером старик сидит на скамье у ворот и смотрит в вечернее небо. Он выдержал столько испытаний, прошел войну, но наверняка обращается и к Всевышнему:

– Пристрели меня, Господи!

А Господь отвечает ему:

– Неси крест свой, раб Божий!

И старик слушается. Потому что он Вечный Солдат.

spe
Лариса Попруга

Людмила, у меня просто нет слов, а просто слезы текут по щекам.... честное слово, так и есть +++++++++++++++++++++

deb
Людмила Серебрякова

Лариса, с праздником Победы!Спасибо за понимание. Оглянитесь вокруг-людей много, и все разные. Но одно нас объединяет- мы люди.

deb
Людмила Серебрякова

Это было два года назад. Но я и сейчас под впечатлением. Вспомнила, потому что скоро праздник, которому нет забытья. Благодарю Вас, Катя (если можно так к Вам обращаться).

deb
Нина Кузьмина

Людмила, до слёз тронули своей прекрасной работой! Жалко и коня и деда!...+++++++++++

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+