icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Halida Rojkova
Культура и искусство

Можно ли было в Средние века быть писательницей и не прослыть ведьмой? Кристина де Пизано

  • 186
  • 9

Можно ли было в Средние века быть писательницей и не прослыть ведьмой? Кристина де Пизано

С
Спросите любую современную женщину, хотела бы она жить в Средние века. В ответ услышите категорическое нет. В те времена богословы собирались на диспуты, вели «серьезные научные» дебаты на тему: «Женщина – человек? И даже если допустить, что это так, то можно ли считать женщину человеком, равным по интеллекту мужчине?» Споры были жаркими, но ответ всегда сводился к слову «нет». Красавиц уродовали в подвалах инквизиции, женщин объявляли ведьмами, топили или сжигали на кострах. Все беды мира от женщин! – это еще одна непреложная (потому что доказанная церковниками!) «истина» того времени.

На фоне этого грандиозного акта мракобесия вдруг появляется женщина, рядом с именем которой произносят сугубо мужские слова – писатель, поэт, автор научных трудов. Звали эту уникальную даму Кристина де Пизан или Кристина Пизанская (1365-1430). Она писала, что ей повезло трижды:

- она родилась в Венеции, но всю жизнь прожила во Франции – в столице «просвещенного мира»;

- ее отец, Томмазо де Бенвенуто да Пиззано, королевский астролог и врач, сам был образованным человеком, а потому не находил ничего странного в стремлении дочери учиться, более того, он поощрял ее в этом;

- ее муж, Этьен де Гастэль, королевский секретарь, гордился своей женой и всячески помогал ей.

Согласитесь, семья неординарная и в рамки Средневековья не вписывается.

Кристина родилась в Венеции, но, когда девчушке исполнилось четыре года, ее отец получил обещанную ему должность советника Карла V. Переезд девочка стоически перенесла, мало что запомнив из увиденного. А вот Лувр, в котором семейству Пиззано выделили отдельные апартаменты, ее поразил. Целый год девочку учили придворным манерам, а потом представили королю. Кристина была прехорошенькая, очень мило приседала, на вопросы отвечала, как взрослая дама, и Карл милостиво повелел внести в статью королевских расходов траты на образование малышки. И прибавил, что, как только дитя войдет в возраст, место фрейлины девочке подберут. Блестящая перспектива!

Она жадно впитывала в себя знания. Отец отмечал ее изящный слог, железную логику рассуждений и умение делать неожиданные, почти парадоксальные выводы. А ее поэтический и писательский талант называл «даром небес». Похвалы окрыляли, и Кристина продолжала учиться. Едва ей исполнилось пятнадцать лет, ее поспешили выдать замуж. Рановато, конечно, но так сложились обстоятельства: барышне ее круга следовало вылетать из родительского гнезда, как только найдется приличная партия. Этьен де Гастэль – партия блестящая: красив, умен, прекрасно образован – он ученый и нотариус, учтив, имеет все шансы сделать карьеру при дворе. И последний довод – без памяти влюблен в Кристину.

У замужней дамы мало свободного времени. Муж, огромный особняк, светские обязанности, беременность, дети – все это на время отодвинуло любимые занятия. Разве только стихи изливались из переполненной чувствами души на лист бумаги. Но супруг понимал Кристину, уважал ее стремление к знаниям, а потому она получила доступ ко всем книгам его библиотеки. Так пролетели десять счастливых лет. А потом пришла беда: скоропостижно скончался ее горячо любимый супруг. Теперь она вдова с тремя маленькими детьми.

Поддержки и опоры, то есть мужчины в доме, нет. Зато есть малолетние братья и мать - тоже вдова. Всех нужно накормить, одеть, дать приличное образование. Как это сделать? Правила того времени требовали, чтобы Кристина снова вышла замуж. Она еще молода, хороша собой, а значит, легко сумеет завоевать сердце состоятельного мужчины, который возьмет на себя все заботы о ее большом семействе. Такие советы ей давали все, но молодая вдова поступила иначе. Кое-какие средства остались ей в наследство от мужа, Кристина рассчитала, что сумеет продержаться примерно года два. За это время она должны найти способ заработать. Ее поведение удивляло, над ней посмеивались. Да что она умеет? Разве женщина может быть настолько самостоятельной, чтобы взять на себя сугубо мужские заботы?

Кристина смогла. И стала зарабатывать тем, что умела делать лучше всего – писать. Начала с того, что написала поэму в честь короля Карла VI. Произвела впечатление, получила кругленькую сумму, заказ переписать одну из новых книг для королевской библиотеки и сделать к ней иллюстрации. Этой работой король тоже остался доволен, и такого рода заказы стали постоянными. Работе нотариуса Кристину научил муж, с ней она справлялась блестяще. Появились деньги, и разговоры о беспомощности прекратились. Остались зависть и сплетни. Появилось прозвище – Трещотка. Ну, не смогли сограждане простить де Пизан ее умение писать, которое - и это было неожиданней всего! - позволило ей безбедно жить.

Брат короля Карла, граф Бургундский, молодой и очень влиятельный человек, решил познакомиться с молодой вдовой. И сразу, как передавали сплетники, попал под ее «колдовские чары». Такой могущественный покровитель был нужен Кристине: он стал гарантией ее безопасности. Теперь можно было вздохнуть свободнее и писать не только о том, что заказывали. Она по-прежнему переписывала чужие книги – так французы получили возможность прочесть сонеты Петрарки, «Божественную комедию» Данте, произведения вольнодумца Боккаччо, работы Сенеки и Плутарха. Разброс ее интересов очень велик – философия и астрономия, медицина и история. Добавим сюда ее собственные сочинения – стихотворения, поэмы и прозу.

Именно прозаические произведения Кристины де Пизан сделали ее известными всей Европе и вызвали шквал нападок. «Книга о граде женском» (1405) была написана в форме отклика на знаменитый труд Блаженного Августина. « О граде Божием», конечно же, книга с перечнем достойных мужей и описание их угодных Богу деяний. Взяв ее за основу, Кристина представила свой список, вписав в него только женские имена. Эти женщины, по мнению автора, обладали не только добродетелью, достойной восхищения, но и внесли свой (и немалый!) вклад в развитие всей человеческой культуры. Разумеется, столь смелые взгляды не могли не вызвать бурю негодования. Особенно возмутило оппонентов предположение Кристины о том, что женщины должны получить право на достойное образование. И, если они его получат, то по уровню знаний и возможностей женщины ни в чем (!) не уступят мужчинам.

Смело. Неожиданно. Революционно. Но слишком рано, чтобы не принести массу неприятностей. А Кристина не успокоилась, продолжила тему, выпустив через полгода еще одну книгу, названную продолжением «Града женского». «Книга о трех добродетелях, или Сокровища города женщин» стала настоящей энциклопедией для дам всех сословий. На ее страницах де Пизан объясняла предназначение женщин, близких к трону. Во второй части Кристина говорила обо всех высокородных дамах, а в третьей написала об остальных социальных слоях. Каждой группе адресованы свои назидания, как выжить в мире, которым правят мужчины. Отдельная глава адресована вдовам и незамужним женщинам. Советы об экономном ведении хозяйства были приняты благосклонно. Упоминание о том, что женщина не должна попадать в экономическую зависимость от мужчины, тем более недостойных, вызвали ропот негодования. А совет о пользе имитирования удовольствия от «скорых или неумелых действий супруга» просто поверг в шок как французскую знать, так и всю «просвещенную» Европу.

Смелой писательнице припомнили все грехи, назвав главным физическую связь с графом Бургундским. Альтернатива была - предложение выйти замуж за того, на кого укажет король, или уйти в монастырь. Кристина выбрала монастырь и спряталась в нем на одиннадцать лет от бесчисленных проклятий и даже угроз физической расправой. Когда она покинула надежные стены, защита ей больше была не нужна. Нет, она не изменила своим феминистским взглядам. Она просто постарела, теперь ее защитой стал возраст, и обвинений в грехопадении больше не было.

И в монастыре, и после него Кристина продолжала свою литературную деятельность. Переводы научных статей и трактатов, стихи и песни, поэмы, иллюстрирование и переписывание скрашивали ее жизнь. Последним произведением стала поэма «Орлеанская дева». Это отклик на победу девушки, которая прославила весь женский пол. Кристина указывала, что Жанне всего шестнадцать, ее ведет к победам сам Господь, который не видит различия по полу между своими детьми.

В 1430 году Кристины Пизанской не стало. Ее произведения были внимательно изучены не только отцами церкви, но и женщинами. В то время феминистское движение только начинало свои первые шаги по планете, и его знаменем стали произведения Кристины де Пизан.

spe
Владислав Черных

Ей ещё повезло - в начале XV века инквизиции, как таковой, во Франции не существовало. Дама просто в ссылку отправилась административным решением... А вот через полтораста лет точно бы угодила под церковный суд и на костер.

top
Halida Rojkova

Кристина была близка с принцем королевской крови, может, еще и поэтому осталась жива.

pro
Семен Цыгановский

Я тоже слышу об этой даме впервые. В средневековой же Японии писатели-женщины были не редкостью.

top
Halida Rojkova

Япония - другая культура и совсем иное отношение к женщине.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+