icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Людмила Серебрякова
Люди, биографии

Мария Кюри. Кто такая Мария Кюри: биография и открытия

  • 4541
  • 7

Мария Кюри. Кто такая Мария Кюри: биография и открытия

Б
Была весна, а в восьмом классе на уроках химии изучали в это время валентность. Мартовское солнце будоражило и звало на улицу, но приходилось корпеть над учебником. Я и без того не любила химию, а тут еще и валентность упорно не давалась. Интуиция подсказывала, что так и не дастся никогда. Поэтому я обрадовалась, когда заболела и слегла на недельку: теперь у меня была уважительная причина объяснить свою тупость, дескать, пропустила важную тему.

Чем заниматься, когда дома нет никого? Любимое занятие – читать журналы, которых тогда выписывалась уйма. И вот, то ли в «Работнице», то ли в «Юности», уже и не припомню, попадается рассказ о женщине, с детства влюбленной… в химию! О Марие Склодовской-Кюри. Все мои знания о ней сводились к банальному «кюри» и счетчику Гейгера.

Первая реакция – в печку этот журнал! Через некоторое время опять он у меня перед глазами. И так несколько раз. Наконец, читать уже нечего, и я, лениво перебегая от страницы к странице, от отрывка к отрывку, возвращаюсь к ненавистной теме химии, которая, оказывается, для кого-то может стать делом всей жизни. «Надо же, – думала я о незнакомой женщине, – француженка, жила бы себе в Париже и не добывала бы страшный радий... А она…» Неожиданно чтение очень захватило меня. Так мое сердце было поражено Марией Кюри.

Оказалось, что она и не француженка вовсе, в смысле, не коренная француженка, а полячка. Она родилась в Варшаве, в ноябре 1867 года, в семье директрисы гимназии и была пятым ребенком. Что по нынешним меркам очень много. В одиннадцать лет девочка узнала, что такое сиротство, потому что мать умерла от туберкулеза, а отец, который преподавал в гимназии физику, был увлечен наукой, и все, что мог дать своим детям, – это такое же увлечение. Он был близко знаком с Менделеевым, и Дмитрий Иванович однажды увидел юную Марию в химической лаборатории, где ей уже поручалось проводить исследования. Он не удивился и не восхитился, а серьезно сказал, что девочке следует фундаментально изучать химию, и тогда она в будущем прославит свою родину.

Думала ли о славе Мария? Ее цепкий и светлый ум, ее увлеченное сердце были устремлены к иному: как осуществить мечту о высшем образовании, если семья бедна, а в Варшавский университет женщин на учебу не принимают?

Меня поразило то, что в таком юном возрасте Мария была уже настолько с характером, что с сестрой Броней разработала стратегический план: она будет работать гувернанткой и содержать Броню, которая поступит в мединститут, а после его окончания они поменяются ролями – теперь уже Броня должна будет позволить сестре учиться. Таким образом Мари остановила время, чтобы потом дать ему фантастическое убыстрение. А кто из молодых людей сегодня отважится на такое: пять лучших лет своей молодости отдать во благо другому человеку?! Но такая самопожертва теперь будет сопровождать ее всю жизнь.

Мария, Мария! Страшную цену заплатила ты за возможность жить наукой! Но это я так думаю, узнав, что она умерла от лейкемии. А она была счастлива носить в карманах пробирки, источающие ионизированное излучение, работать в запыленном радиацией сарае, превращать подаренные ей шикарные автомобили в рентген-установки и ездить с ними по госпиталям. Она спала в палатке, сидела часами в темной комнатушке, а раненых приводили и приносили бесконечно, и она определяла, где находятся шрапнельные пули. Она вела курсы для сестер, учила полевых медиков, как обращаться с рентгеном. И все это было в те времена, когда о вреде рентгеновских лучей сначала и не догадывались! А свой первый грамм заветного радия Мария Кюри перевезла в чемоданчике и положила в сейф! На груди она носила талисман - ампулу с радием и никаких мер предосторожности во время работы не предпринимала. Ее записная книжка источала излучение и после нескольких лет по ее смерти. Вот такие страшные факты, даже для любого школьника сегодня.

Как она оказалась в Париже? Не обольщайтесь, ее туда не любимый увез. Просто дорогая сестра Броня, окончив учиться, уехала туда работать и позвала к себе Марию. Уговор в те времена был дороже денег! Не то, что сейчас частенько бывает: все наоборот. Мария поступила в Сорбонну – знаменитый Парижский университет – изучать сначала естественные науки, а потом и физику, и математику.

Ах, с каким упоением и успехом она училась! Почти во всем была первой. Потом, в стенах Сорбонны она стала первой женщиной-преподавателем. А в 1903 году Мари Кюри стала первой женщиной, удостоенной Нобелевской премии – по физике, вместе с мужем и ученым Беккерелем. А потом Шведская королевская академия наук присудила ей и Нобелевскую премию по химии. Эта удивительная женщина занималась исследованиями радиоактивности, вместе с мужем открыла радий и полоний, изучала природу радия и его соединений.

У нее еще много было наград и высоких и почетных должностей. Но она всегда оставалась в науке и до последнего дыхания была увлечена ею.

Любила ли она? Любила и страдала не меньше, чем многие из нас. Ее первой любовью был сын богатых поляков, где она работала гувернанткой. Она пережила в связи с этим много унижений и даже оскорблений, но выстояла, устремленная к цели помогать сестре и самой учиться. А в Париже она влюбилась в своего будущего мужа Пьера Кюри – человека, как и она, поглощенного наукой.

Они были счастливы работать под одной крышей, как люди бывают счастливы жить в шалаше, но с любимым. И детей растили – это удивительно, это волнующе. Как они только успевали? Младшая дочь Кюри Ева стала известной пианисткой и биографом матери. А старшая – Ирэн? В 1935 году мир узнал о присуждении Нобелевской премии по химии Ирэн и Фредерику Жолио-Кюри и был поражен.

Читать о жизни Марии Кюри и ее близких – захватывающе, потому что с ними происходили такие вещи! Она и ее супруг не запатентовали свое открытие: что радий можно использовать для лечения опухолей, и даже не собирались использовать в коммерческих целях результаты своих исследований, потому что считали это ниже своего достоинства как ученых и не хотели осквернять дух науки «золотым тельцом». Поначалу их называли шарлатанами, но они не обращали на это внимания. Мари не любила светских вечеринок и праздников, а с соседями по столу беседовала об их профессии и занятиях, чем всегда вызывала симпатию и уважение.

Они могли купаться в золоте, но предпочитали жить в скромности. Они были фанатами, но и очень любили отдыхать на природе, плавать, ездить на велосипедах, любили цветы и свох дочерей. Да, это была настоящая родительская любовь, которой и нам не мешает поучиться у них. Ведь они, супруги Кюри, научили детей главному – целеустремленности, преодолению трудностей и не терять при этом радость жизни.

Когда я теперь, будучи взрослой, иногда рассказываю случайным людям о Марии, они удивляются, потому что ее фамилия ассоциировалась у них прежде только с Чернобыльской трагедией.

Даже на смертном одре, в июле 1934 года, она продолжала быть ученым – наблюдала за своим состоянием и говорила дочери не «Прощай, дорогая и не грусти, что я умираю», а произносила одно: «Я отсутствую…». Будто наблюдала эксперимент.

Вот такая история. А с тех пор, как я узнала Мари, мне покорилась не только валентность. Когда было трудно, я вспоминала женщину-легенду. Я шла с ней по жизни и думала о своих проблемах: «Разве это проблемы? Вот Мария…» И восхищалась снова и снова. А она, словно чувствуя это восхищение, помогала мне преодолевать непреодолимое и – любить мир: укрытые весенними цветами степные холмы, людей, спешащих по своим делам, голубую ленту реки, розовую вечернюю зарю, старые книги, хранящие прикосновения чьих-то рук…

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+