icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Елена Асвойнова-Травина
Люди, биографии

Кто такой Николай Николаевич Миклухо-Маклай?

  • 1669
  • 3

Кто такой Николай Николаевич Миклухо-Маклай?

С
Современный мир настолько опошлил и «затаскал» идею равенства наций и рас, что иной раз становится неочевиден её глубинный смысл. Чтобы раскрыть его, полезно вспомнить, как эта идея рождалась, какие люди стояли у её истоков. И один из них – наш соотечественник, Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846-1888).

Человек этот вёл свой род от казака Степана Миклухи, отличившегося во время русско-турецкой войны в XVIII веке. Тяготясь «неблагородным» происхождением, он начал подписываться двойной фамилией (по образу и подобию польско-украинских дворянских фамилий), по одним источникам – ещё в гимназии, по другим – в годы учёбы в Германии, сначала в Гейдельберге, потом в Лейпциге. Именно там (в первую очередь от студентов-соотечественников) он усваивает либеральные идеи, изложенные в трудах А.Герцена, Н.Чернышевского, Р.Оуэна, А.Сен-Симона. Чему он учится? Многому: математика, история, правоведение, политическая экономия, лесоводство… Но в конечном итоге сосредотачивается на медицине, поступив в Йенский университет. Здесь его наставниками становятся Э.Геккель и К.Гегенбаур, последовательные сторонники теории Ч.Дарвина.

Тут надо сказать несколько слов о том, как в то время воспринималась эта теория. Если сбросить со счетов «истерию» в виде «обезьяньих процессов» и прочих малоинтеллектуальных выпадов, успешно продолжаемых современными креационистами, трактовка её была не вполне однозначной и даже приводила к откровенным заблуждениям. Так, в поисках «недостающего звена» между обезьяной и человеком некоторые учёные находили таковое в лице… негров, аборигенов Австралии и папуасов. А раз это не люди, значит, не зазорно использовать их в качестве рабочего скота (никто же не считает грехом использование в таком качестве коров и лошадей). Вот с этой точкой зрения Н.Н.Миклухо-Маклай был категорически не согласен, считая, что человеческий род един, следовательно, нет и не может быть никакого морального и тем более научного обоснования работорговли. За доказательствами своих убеждений он и отправляется в Новую Гвинею…

Не сразу экспедиция стала возможной. После окончания университета Николай Николаевич не стал практикующим врачом, он занимался биологическими исследованиями, которые дохода не приносили. Он отчаянно нуждается в деньгах, не может расплатиться с долгами и вынужден прямо-таки «бегать» от кредиторов и просить о помощи то мать, то брата, то друга-учёного А.Дорна. Он побывал и в Италии, и на Красном море. Он приобрёл исследовательский опыт и… подхватил малярию.

«Свет в конце тоннеля» наметился по возвращении на родину. В 1869 г. он выступает с двумя докладами на Втором съезде русских естествоиспытателей, затем академик Брандт поручает ему обработку и описание коллекции губок, и он с этим блестяще справляется, что помогло ему стать членом Русского географического общества. Именно там он представляет свой проект экспедиции на Тихий океан. Не сразу проект был осуществлён – исследование островов Тихого океана не казалось ценным для России, но в конечном итоге 8 ноября 1870 г. Н.Н.Миклухо-Маклай отплывает на корабле «Витязь».

Плавание было долгим, нелёгким и насыщенным. В Лондоне учёный встречается с А.Уоллесом, тем самым, который независимо от Дарвина и одновременно с ним пришёл к идее эволюции, на островах Зелёного мыса изучает губок, в Рио-де-Жанейро в местной больнице осматривает представителей негроидной расы, а особенно заинтересовавших его даже водит фотографироваться, в Патагонии делает зарисовки внешнего облика патагонцев, а в Чили… покупает у начальника тюрьмы фотографии заключённых и сведения об их правонарушениях, он хочет установить связь между криминальными наклонностями и формой черепа… И вот 19 сентября 1871 г. «Витязь» входит в залив Астролябия на побережье Новой Гвинеи.

Встреча с папуасами была мирной, но они испугались артиллерийского салюта, данного в их честь. Это вызвало такое недоверие, что все жители ближайшей деревни скрылись в джунглях, только с самым смелым из них по имени Туй учёному удалось познакомиться.

Соорудив себе хижину на мысе Гарагаси, учёный не навязывал своё общество папуасам, видя их настороженное отношение, но некоторые из них приходили к нему, и к 1872 г. его пригласили в деревню, хотя по-прежнему не разрешали ему общаться с женщинами и детьми. Но, как говорится, не был бы счастья, да несчастье помогло: с Туем, его первым другом среди папуасов случилась беда. В результате падения дерева он получил повреждение головы, рана начала гноиться, а в тех условиях это означало «смертный приговор». Но Н.Н.Миклухо-Маклай, который, как мы помним, окончил медицинский факультет, вылечил несчастного, и после этого его уже не считали злым духом, и даже провели над ним специальный обряд, знаменующий его вхождение в местное сообщество. После этого ничто не мешало его исследованиям.

Нередко говорят, что папуасы считали учёного пришельцем с луны, но это не так. Для них ведь было неочевидно, что Луна – довольно большое космическое тело, следовательно, они не могли предполагать, что там кто-то может жить. Прозвище «лунный человек», которое они дали европейцу, указывало на цвет его кожи, «подобный лунному свету», отличающий от их тёмного цвета.

Берег залива Астролябии и расположенную восточнее часть побережья исследователь нарекает своим именем, и эта территория известна как Берег Маклая.

Н.Н.Миклухо-Маклай покидает Новую Гвинею в декабре 1872 г. на клипере «Изумруд», команда которого не очень-то надеялась застать его живым. Впрочем, здоровье учёного действительно оставляло желать лучшего, его мучили приступы малярии.

Не сразу была организована новая экспедиция: мешали и проблемы со здоровьем, и финансовые трудности. Учёный снова отправляется на Новую Гвинею в 1874 г., теперь его цель – юго-западное побережье, точнее, его сравнение по антропологическому составу с северо-восточным, которое он исследовал в прошлый раз. Интересные данные он получает, обследуя малайско-папуасских метисов. Тогда существовало убеждение, что расовые браки ведут к появлению неполноценного потомства, но данные, полученные в этих исследованиях доказывают, что это не так: напротив, люди, рождённые в межрасовых браках, отличаются отменным здоровьем!

Но не только научные исследования интересуют Н.Н.Миклухо-Маклая. Он хочет установить протекторат России над Берегом Маклая… нет-нет, речь не идёт о колониальной зависимости! Во время своих экспедиций учёный убедился, что жителям Новой Гвинеи угрожает опасность со стороны пиратов-работорговцев, и он хотел бы, чтобы этот народ имел сильного и влиятельного защитника в лице России. Александр II отклоняет просьбу исследователя.

На Берег Маклая исследователь возвращается в июне 1876 года, его тепло принимают старые друзья. Теперь он ведёт не только антропологические исследования, но и описывает свадебные и погребальные обряды папуасов, пытается разобраться в их социальной организации, составляет словарь. Папуасы тоже кое-чему научились у европейца – переняли у него такие культуры, как тыква, кукуруза, арбуз, огурец, которые он растил на своём огороде.

Предполагалось, что корабль за ним пришлют через полгода, но он провёл на Новой Гвинее 17 месяцев: писал на обёрточной бумаге, на вырванных из книг страницах, о питании и говорить не приходится.

Когда наконец пришёл корабль, учёный, прежде чем покинуть Новую Гвинею, посоветовал папуасам скрываться в джунглях при приближении европейских судов, пообещал вернуться или прислать человека, которого они узнают по особым тайным знакам… Это обещание окончательно укрепило зарождающийся религиозный культ Маклая.

Болезнь заставила исследователя задержаться в Сингапуре, после чего он отправляется в Австралию. Его принимает российский консул, о нём пишут газеты… но самого Н.Миклухо-Маклая интересуют биологические исследования, которые оказались весьма плодотворными. Так, и по сей день в Сиднейском университете находятся останки животных плейстоценового периода, которые он обнаружил в Австралии.

Впрочем, политические вопросы его тоже волнуют. Он хочет спасти коренных жителей Берега Маклая от белых захватчиков. Вопрос был непраздным: в 1881 г. на восточном побережье Новой Гвинеи убили нескольких миссионеров, в ответ на это командующий британскими ВМС в Тихом океане планировал показательную карательную акцию. Миклухо-Маклаю удаётся предотвратить расправу. Боле того, он направляет командующему «Проект развития Берега Маклая». Он предлагает строить там школы, дороги, мосты, сохранить в деревнях существующее управление, основанное на местных обычаев, а из самых авторитетных старейшин составить Большой Совет, при котором он готов стать министром иностранных дел и консультантом.

Но исследователь 12 лет не был на родине, а ведь надо расплатиться с долгами, обработать результаты исследований спокойно… в феврале 1882 г. он отплывает в Россию на клипере «Вестник», входящем в состав россйиской эскадры. Газеты кричат, что он – секретный агент России, планирующей захват Мельбурна.

В России он читает лекции о своих путешествиях. Его представляют императору, благодаря чему удаётся уладить финансовые дела. Говорил ли он с императором о протекторате над Новой Гвинеей, неизвестно, но определенно говорил с адмиралом А.Шестаковым, и тот понял только то, что Миклоухо-Маклай хочет стать «царьком» на Новой Гвинее.

В третий и последний раз учёный прибывает на Берег Маклая в 1883 г. и проводит там всего восемь дней. Туй и многие другие старые друзья умерли, одна деревня брошена жителями, другая наполовину обезлюдела… туземцы говорят о болезнях, «насланных колдунами», но межу поселениями ещё и идёт война. Учёный понимает неосуществимость своих прежних проектов, но не теряет надежды создать здесь «этнографический заповедник». Он снова делится с папуасами неведомыми им прежде культурами (апельсин, манго, кофе) и снова уезжает, пообещав вернуться. Уже покинув остров, он узнаёт, что правительство Квинсленда объявило своим владением восток Новой Гвинеи. Мысль о том, что это могло быть спровоцировано его визитом, приводит учёного в отчаяние.

Больше Н.Миклухо-Маклай не возвращался на Новую Гвинею. В России он готовит к изданию книгу о своих путешествиях. Это оказалось нелегко: за это время он стал… забывать русский язык. Кстати оказалась помощь Л.Толстого, который восхищался подвигом исследователя: «Вы первый несомненно опытом доказали, что человек везде человек, то есть доброе общительное существо, в общение с которым можно и должно входить только добром и истиной, а не пушками и водкой».

Последние годы жизни Н.Н.Миклухо-Маклая были сплошной борьбой с болезнями. В апреле 1888 г. он скончался.

А на Новой Гвинее его помнили ещё много лет и ждали его возвращения.

mas
Марк Блау

Интересное дополнение к интересной статье. Женщины Миклухо-Маклая. Погуглите фразу "Походный гарем Миклухо-Маклая" Порнография отсутствует

deb
Иван Иванов

автору просто необходимо писать про известный людей, все очень хорошо

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+