icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Halida Rojkova
Люди, биографии

Кто такая Элизабет Сиддал ?

  • 286
  • 10

Кто такая Элизабет Сиддал ?

В
В начале 50-х годов 19 века несколько молодых художников решили создать новое объединение. Назвали они себя «Братством прерафаэлитов», ибо чувствовали духовное родство только с теми художниками, которые писали до Рафаэля и Микеланджело. Кумиры – известные флорентийцы: неподражаемый Джованни Беллини, загадочный Фра Анжелико и божественно прекрасный Перуджино. Цель этого секретного братства была четко определена – борьба с классикой во всех ее проявлениях. Девизы звучали примерно так: Академизму – бой, викторианские условности следует изгнать напрочь, классику больше не копировать!

Молодые художники называли себя братьями по искусству и ставили духовное родство выше кровного. Настоящих родственников, то есть братьев, было двое – Данте Габриэль и Майк Россетти. К ним примкнули Джон Эверетт Милле, Томас Вулнер, Холман Хант, Джеймс Коллинсон и Фредерик Стивенс. Все они были молоды и необычайно талантливы. Каждый считал себя гением и на самом деле был таковым!

Художники тщательно выбирали для своих картин натурщиц. Они ставили перед собой «высокую цель» - максимально приблизить сюжет к жизни. Знаменитая «Леди Лилит» Россетти была написана с хорошенькой простушки и распутницы Фанни Корнфорт. Скандал? Безусловно! Но общественное мнение вообще не заботило юных гениев, и каждый из них мечтал найти «свою» модель, которая могла стать и богиней, и Офелией, и простой крестьянкой, собирающей виноград.

И вот тут Уолтер Хоуэлл Деверелл, совершенно случайно зашедший в шляпный магазин, увидел девушку с великолепными золотисто-рыжими волосами. Художник в это время искал натурщицу для картины по пьесе «Двенадцатая ночь» Шекспира. Для образа Виолы рыжеволосая Лиззи подходила идеально. Было это в 1849 году, и с этого времени принято считать, что в творчестве прерафаэлитов открылась новая страница. И открыла ее Элизабет Элеонора Сиддал.

Она родилась 25 июля 1829 года в простой семье, в которой не знали имен великих художников и не читали вечерами наизусть стихи известных поэтов. Чарльз Крук и его жена не были богаты и не преуспели в торговле. Свою рыжеволосую малышку они баловали, как могли, но дать ей приличное образование и приданое не сумели. Пришлось Лиззи, спрятав свои роскошные волосы под скромный чепец, шить за копейки шляпки в мастерской. Уолтер Хоуэлл Деверелл круто изменил ее жизнь. А молодые художники увидели в ней ту самую модель, идеальную натурщицу, о которой они мечтали.

Один из них - Джон Эверетт Милле - долго вынашивал идею написания полотна «Офелия». Он пробовал одну за другой натурщиц – ни одна не подходила. Джон жаловался, что в их лицах нет «одухотворенности смерти». Увидев Лиззи, двадцатидвухлетний художник полностью изменил композицию. Картина впервые была выставлена в 1852 году и имела ошеломляющий успех. Элизабет стала известна широкому кругу художников, поэтов, композиторов и музыкантов. И, наконец, произошло главное событие ее жизни – она стала музой и спутницей жизни «великого идеолога» прерафаэлитов Данте Габриэля Россетти.

Он тут же потребовал, чтобы она позировала только ему. Делиться с братьями прерафаэлитами он не желал. Влюбленность в Лиззи родила серию картин, на которых он с особой тщательностью и любовью писал ее необычного цвета волосы. Данте каждый день открывал что-то новое в своей натурщице. Сначала он выяснил, что она "прекрасна на ложе любви". Потом начал учить ее рисовать и каждый раз поражался точности ее карандашных рисунков, смелости мазков и насыщенности цвета, когда она писала маслом.

Позже выяснилось, что Лиззи пишет стихи. В светских салонах их читали и восхищались. Сам Джон Рескин не раз громогласно объявлял ее гением. Она вдохновляла Деверелла и Миллеса, ее лицо можно найти на картинах Ханта и, конечно же, Данте Габриэля Россетти. Идеи прерффаэлитов стали ее жизненной философией, а она постепенно превратилась в очень значимую фигуру в их среде. Она понимала ценность каждой работы и безропотно позировала. Например, Милле уложил ее в роскошном платье в ванну с теплой водой, и девушка лежала в ней часами. Вода остывала, Лиззи мерзла, но, глядя на сосредоточенное лицо художника, не смела его прервать. В итоге она получила воспаление легких, которое позже перешло в туберкулез, а Милле - мировую известность за картину "Офелия" и счет от врача.

Совместная жизнь никак не желала становиться браком: семье Россетти Элизабет не понравилась. Они решили, что она слишком проста для их знаменитого и талантливого Данте. Девушка не настаивала на официальном браке, хотя и была огорчена. Она была больна, ей требовалась смена обстановки и климата. Идеальным вариантом стал Гастингс, там Лиззи писала свои картины, создала несколько иллюстраций к стихотворению "Сестра Елена" Данте Россетти. Он не выдержал разлуки и отправился вслед за Элизабет. Жениться на ней он пока еще не решался. К тому же Джон Рескин, восхищенный талантом Лиззи, всячески отговаривал Данте от этого шага. По мнению Рескина, у девушки было большое будущее, а супружество могло этому помешать.

Данте и сам понимал это, а потому вернулся в Англию, а Элизабет решила попробовать полечиться в Ницце. Денег, которыми ее снабдили Россетти и Рескин, хватило ненадолго. Пришлось писать Данте и просить о финансовой помощи. Он не отказал, быстро закончил триптих "Паоло и Франческа ди Римини", продал его, и Лиззи получила деньги. А подарком от Рескина стала организованная им выставка художницы Элизабет Сиддал. Публика восторгалась, прерафаэлиты гордились своей натурщицей, а Данте Россетти наконец-то решился жениться. Сделал предложение, объявил о нем всем, а потом … передумал. Такого унижения Лиззи не стерпела и уехала, но Данте поехал вслед за ней и каким-то образом сумел вернуть ее расположение.

Выставка прерафаэлитов 1857 года добавила известности Элизабет Сиддал. Она была единственной женщиной в братстве, и внимание публики ей было обеспечено. Но здоровье ухудшалось, в 1860 году врачи сообщили о том, что жить ей осталось мало. Россетти еще раз делает ей предложение, пара венчается, и здоровье Лиззи вроде бы идет на поправку. Тяжелая беременность и рождение мертвой девочки окончательно подрывают силы молодой женщины. Окружающие считают ее сумасшедшей: она разговаривает сама с собой, баюкает умершую дочь, забывает поесть и порой не узнает окружающих.

Все закончилось 11 февраля 1862 года. Элизабет поужинала, она была мила, улыбалась и казалась очень спокойной. Россетти пошел проводить гостя, а вернувшись, увидел, что его жена мертва. Врачи говорили о горячке и об обострении туберкулеза. А друзья и знакомые шептались о самоубийстве. Близок к нему был и Данте Россетти – смерть жены стала для него настоящим потрясением. Похороны собрали многих из почитателей таланта Лиззи, пришли и прерафаэлиты. Данте, рыдая, положил в гроб тетрадь с прощальными стихами. Правда, потом пожалел об этом. Через 7 лет даже потребовал эксгумации, чтобы вернуть текст – он не помнил стихи наизусть. Жалким оправданием его поступка может служить тот факт, что после смерти Лиззи он начал много пить, а потом добрался до наркотиков.

Элизабет Сиддал осталась в истории живописи, как талантливый поэт и превосходный художник. И просто красивая женщина с прекрасными рыжими волосами и одухотворенным лицом – муза прерафаэлитов.

top
Halida Rojkova

Самые знаменитые картины, для которых позировала Элизабет Сиддал.

pro
Семен Цыгановский

Очень люблю прерафаэлитов. Немного загадочный сюжет, четкая прорисовка, яркие краски.

spe
Владислав Черных

Здоровье девке загубил, замуж не взял, могилу разрыл... свинья этот Россетти!

spe
Юлия Дворникова

Опять грустная история! Но как подано, как красиво и печально рассказано! Правда, похоже на краски с картин прерафаэлитов? +++++++++

top
Halida Rojkova

Я тоже люблю прерафаэлитов. Есть в них какая-то загадочность. На фоне абсолютного реализма вдруг волшебная сказка и недосказанность. В их картинах всегда есть место для фантазий зрителя.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+