icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Леонид Девятых
Культура и искусство

Кто был самый лучший Сила Ерофеич?

  • 1159
  • 2

Кто был самый лучший Сила Ерофеич?

М
Май 1906 года баловал казанских театралов. Гастроли артистов императорских театров шли беспрерывной чередой. Только сыграла в Городском театре Анну Петровну в чеховском «Иванове» знаменитая русская актриса Мария Гавриловна Савина с московской труппой театра Корша, как Казань осчастливил своим приездом «заслуженный артист Санкт-Петербургских Императорских театров» Константин Александрович Варламов, знаменитый комик и «последний могиканин, – как восторженно писали казанские газеты, – сохранивший в полном блеске лучшие традиции нашей образцовой сцены».

Ему было уже 55 лет, он был из самых любимейших актеров Александринского театра, в котором он работал с 1875 года, и за плечами его имелось более двух сотен ролей, в числе которых блистали Скалозуб в грибоедовском «Горе от ума», Земляника в гоголевском «Ревизоре», Сила Ерофеич в комедии Островского «Правда хорошо, а счастье лучше», Варравин в драме Сухово-Кобылина «Дело».

Его знали во всех уголках империи, впрочем, как и его отца, известного композитора Александра Егоровича Варламова, автора около трехсот романсов и песен, из которых до сих пор поются: «Что отуманилась зоренька ясная», «На заре ты ее не буди», «Вдоль по улице метелица метет»…

14 мая, в воскресенье, в первый день гастролей знаменитого комика, Городской театр был полон. Шла комедия Островского «Правда хорошо, а счастье лучше», где Константин Александрович играл роль отставного унтер-офицера Силы Ерофеича, сложнейшую, надо сказать, роль. Попробуйте в комической сцене вызвать у публики слезы!

Варламову это удавалось.

– Меня…старого солдата…видевшего принцев и императоров…и вдруг…так обидеть?!

И публика плакала.

А как хохотал зал, когда Сила Ерофеич рассказывал о своих любовных похождениях в молодости!

«Все – все до мельчайших подробностей – в этих сценах так закончено, художественно и правдиво, что вы положительно не можете сказать, где К.А.Варламов и где отставной унтер Сила Ерофеич», – писал на страницах «Казанского Телеграфа» некто «Профессиональный театрал».

Каждый его выход встречался «целым ураганом аплодисментов – из лож, из партера и верхних ярусов…С удвоенной силой аплодисменты провожали его за кулисы» («Казанский Телеграф», 1906, № 3981, стр. 3)

Он обладал какай-то гипнотической силой, заставляя зрителей уже в первые секунды его появления на сцене приковывать к нему внимание и следить за каждым его словом, жестом, взглядом.

«Артист…буквально повелевает вам смеяться и плакать, радоваться и грустить вместе с ним. Такою силою гипнотического влияния отличаются таланты: Ф.И.Шаляпин – на нашей оперной сцене, В.Ф.Комиссаржевская и К.А.Варламов – на драматической…»

Это был самый лучший Сила Ерофеич на русской сцене.

15 мая шли «Мертвые души»; 16-го – «Не все коту масленица», который «был в полном смысле этого слова спектакль gala…Таких бурных и единодушных оваций, какие раздавались в тот вечер по адресу нашего почтенного гастролера, городской театр давно не видел и, вероятно, не скоро увидит вновь…»

Он играл в этом спектакле Ахова, замоскворецкого купца-миллионщика, как говорили тогда, и беспросветного самодура:

– Моему ндраву не препятствуй!

«Перед нами был великий несравненный талант, который в совершенстве овладел тайною – непостижимою тайною – покорять себе все сердца, вызывать слезы восторга у самых бездушных, зачерствелых зрителей, – писал один из местных театральных критиков. – Это не игра, а нечто такое, к чему наши избитые, трафаретные определения и эпитеты совершенно не подходят…»

17 мая в Городском театре был бенефис. Варламов снова выбрал пьесу Островского.

Гастроли К.А.Варламова

в среду 17 мая 1906 года в Городском театре состоится

БЕНЕФИС

заслуженнаго артиста С.-Петербургских Императорских театров

К.А. В а р л а м о в а

представлено будет:

«Не в свои сани не садись»

Константин Александрович играл Максима Федотыча, роль трудную, возможно, из-за специфически выведенной в пьесе этой фигуры, даже самую трудную. Вся публика буквально рыдала, и этому есть несколько свидетельств очевидцев, бывших тогда на этом спектакле. А одна старая артистка призналась после спектакля казанскому репортеру:

– Я первый раз в театре, в публике, плакала настоящими слезами…

В четверг, 18 мая, на прощание, давалась комедия казанского драматурга Тихонова «Через край», написанная специально для Варламова. Играл Константин Александрович восхитительно. А когда он прощался с публикой после неистовых оваций переполненного зала, то, растроганно поклонившись своим зрителям, сказал:

– Я сочту себя счастливейшим человеком, если мне еще раз придется выступать на казанской сцене перед дорогою моему сердцу казанскою публикою…

Когда зрители расходились, опечаленные тем, что гастроли Константина Александровича, а вместе с ними и праздник для театралов, окончились, журналист газеты «Казанский Телеграф» подслушал следующий разговор:

– А ведь он наш земляк, – сказал пожилой театрал.

– Как? – удивился молодой.

– Еще тридцать пять лет назад он вместе с Савиной начинал свою карьеру у нас.

– В Казани?

– В Казани.

– А где они играли?

– В оперетке, молодой человек, в оперетке…

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии


выбор читателя

Выбор читателя

16+