icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Леонид Девятых
Культура и искусство

Достойна ли уважения и памяти великая русская актриса Мария Савина?

  • 2251
  • 9

Достойна ли уважения и памяти великая русская актриса Мария Савина?

А
Антракт закончился. Вместе с жидкими хлопками особо нетерпеливых из публики, в гримерку Савиной заглянула опереточная актриса Лаврова.

– Хочешь взглянуть на Медведева?

Савина, конечно, хотела. Ведь попасть в труппу антрепренера Медведева было честью для провинциального артиста любого ранга.

Дело происходило в 1871 году Нижнем Новгороде, куда Медведев приехал из Казани специально, дабы пригласить Лаврову в свою труппу. Лаврова в сей момент счастливо блестела глазами и с трепетом ожидала окончания спектакля. Однако глянуть на Медведева Савиной не удалось: объявили ее выход.

«Когда водевиль начался, Лаврова очень волновалась, – вспоминала Савина самый переломный день в ее жизни. – Мы выбежали на сцену. Роль моя начиналась какой-то ничтожной фразой, а затем я ложились спать, и лежала так довольно долго. Был второй час ночи, и я вправду уснула. Лаврова по-настоящему будит меня, я по-настоящему потянулась, кажется, зевнула и… моя участь и участь моей сценической карьеры, да и всей моей жизни была определена. За кулисы пришел Медведев и… пригласил меня вместо Лавровой!

На следующий день в ресторации Никиты Егорова состоялось угощение артистов обедом. Платил Медведев. Савина, конечно, тоже была на обеде, и в ее потайном кармашке платья лежал уже оформленный контракт на театральный сезон 1871/1872 года с жалованием 250 рублей в месяц (это вместо 25 рублей, которые она получала, работая в Нижнем Новгороде и Калуге). Контракт предусматривал еще и два полубенефиса в сезоне. На третий день после этого обеда, юная актриса уже плыла в Казань на пароходе товарищества «Самолет».

19 сентября 1871 года состоялся в Казани ее дебют. Очевидец первого успеха Савиной, В.А. Андреев-Рубцов вспоминал, что «изящная, тонкая игра семнадцатилетней Савиной, отличавшаяся настоящей художественной грацией, абсолютно гармонировала с ее внешностью, красивой сценически. Простота игры Савиной была поразительна: зритель на сцене видел совсем живого человека, с величайшей правдивостью передававшего все душевные излияния исполняемого ею лица. В ее игре ощущалось нечто свежее, новое, совершенно отличное от условной и рутинной игры прежних корифеев сцены, придерживающихся еще старой школы…»

Успешный дебют Марии Савиной имел и неожиданные последствия: труппу Медведева, зимой, то есть в самый разгар сезона, покинула умная и талантливая актриса Наталья Степанова. Она играла первые драматические роли, но публика Казани принимала ее довольно холодно, а тут еще неожиданный успех «этой девчонки». Словом, жутко обидевшись на всех и вся, Степанова ушла. И ее все роли буквально обрушились на плечи дебютантки.

В тот сезон Мария Савина «пахала» очень крепко: сыграла около трех десятков ролей. И к ней пришло мастерство, а вместе с ним – и слава. Она играла в Казани драмы, комедии, оперетки, и у нее все роли получались невероятно естественными. В Савиной абсолютно не было фальши: каждый жест, взгляд, улыбка, интонация голоса были жизненно оправданы. «Эта худощавая, смуглая, среднего роста с огромными черными глазами девочка,– писала актриса М.И. Велизарий в своей книге воспоминаний, – сумела добиться такого успеха, что, например, слава о ее роли в «Чайном цветке», гремела по всей Волге». «У Савиной был нескончаемый запас наблюдений, – вспоминал А.Р. Кугель, – и ее талант смело и уверенно брал как раз то, что нужно, и лучше чего нельзя было придумать».

Ее первое пребывание на казанской сцене стало одним из самых памятных событий в истории театра. Позже, когда, будучи уже актрисой Санкт-Петербургского Императорского театра (с 1874) и лучшей на то время исполнительницей ролей в пьесах Гоголя, Тургенева и Островского, Мария Гавриловна приезжала в Казань с гастролями, казанская публика называла ее «нашей Савиной», имея в виду то, что ее звезда взошла именно в Казани. Она гастролировала в Казани два раза: в августе 1887 года и в мае 1899-го. И всегда успешно. В 1899 году вместе с актерами товарищества казанского антрепренера Бородая она дала три спектакля, в том числе сыграла Лизу в «Дворянском гнезде». Она по-прежнему была молода, «порхала, – по выражению А.Р. Кугеля, – как птичка по сцене», но в больших черных глазах уже не было счастливого блеска: не все казанцы знали, что Марию Гавриловну в конце 80-х бросил муж, красавец князь Всеволожский, офицер Конного полка. Большой любитель проводить время в кутежах с великими князьями, устраивать балы и маскарады, князь наделал долгов, и, расставшись с Савиной, вскоре умер. А Мария Гавриловна, поручившись за долги бывшего мужа, безропотно и едва ли не до самой смерти, случившейся 8 (21) сентября 1915 года, была вынуждена их выплачивать.

Играть на сцене она начала еще девочкой. И за почти 50 лет своей сценической деятельности она переиграла ВЕСЬ репертуар русского театра. Ныне, конечно, нет в живых уже никого, кто видел ее на сцене. Однако ее помнят, чтят и благодарят те из пожилых актеров, которые и по сей день проживают в основанном ею в Петербурге «Убежище для престарелых артистов», которое ныне именуется «Домом ветеранов сцены» имени М.Г. Савиной.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+