icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Halida Rojkova
Обучение

Что с воза упало, то пропало?

  • 1523
  • 4

Что с воза упало, то пропало?

К
Как-то в детстве потеряла любимую куклу. Где ее оставили, так и не вспомнила. Конечно, отчаянно ревела. Не помогали никакие уговоры. Потоки слез текли и пересыхать не собирались.

Тогда впервые я услышала про воз, с которого что-то упало и пропало навсегда. Сказала эту фразу моя бабушка. Конечно, я ничего не поняла, но почему-то сразу успокоилась. Была в этом предложении какая-то обреченность. Ну, ничего не поделаешь, все равно не вернуть не получится. И почему-то именно это успокаивало больше всего.

Потом я часто слышала это выражение. Став старше, я услышала в этой фразе новые оттенки. Они тоже не радовали, потому что явственно попахивали злорадством.

Я тогда не задумывалась о происхождении этого выражения. Да и воз как-то абстрактно рисовался в моем воображении и мне, горожанке, мало о чем говорил. А вот то, что упавшее с воза добро пропадает безвозвратно, было понятно с самого начала.

Оказалось, что фраза эта появилась в языке очень давно. В средние века в Западной Европе существовал довольно несправедливый закон. Появился он, как и все остальные, от жадности и стал очередной попыткой нажиться за счет других.

Свободных земель было немного, почти все территории, особенно в городах и селениях, принадлежали какому-нибудь сеньору. Владельцы земель постоянно придумывали разные способы пополнения своей казны. Обирали крестьян и горожан, обкладывая их налогами.

Остроумные люди называли их «налоги на все». На землю, на каждое дерево, растущее на крестьянской земле, на домашних животных – платили за каждую голову. Разве что за воздух не брали. И не потому, что людей пожалели. Просто не знали, как это технически оформить.

Вот тогда, в те незапамятные времена, один территориальный сеньор, будучи весьма изобретательным человеком, впервые ввел новый налог. А дело было так.

По дороге ехал обоз из шести телег. Впереди него двигалась богатая карета. На телегах, груженных под завязку, лежали тюки с вещами, короба и ящики. А также мебель, подсвечники и посуда. Прохожие останавливались, гадая, куда же направляется богатый путешественник. Остановился и хозяин здешних земель. Был он жаден без всякой меры, и упускать такое добро ему было жаль. А что поделать? Не нападать же на незнакомца? К тому же тот был надежно защищен многочисленной охраной.

Внезапно одна из телег начинает заваливаться набок – у нее отвалилось колесо. И надо же такому случиться: колесо-то упало у той самой телеги, на которой была богатая домашняя утварь, так поразившая воображение хозяина этих мест!

Все кинулись на подмогу. Кто-то ловил колесо, несколько человек подняли телегу, колесо поставили на место. Вышел из кареты хозяин и распорядился поднять вещи и уложить их на другие телеги. Да не тут-то было!

Сеньор, внимательно наблюдавший за всем происходящим, заявил о своих правах на упавшее на землю имущество. Он пояснил это тем, что раз земля его, то все, что оказывается на ней, автоматически ему принадлежит. Упало, коснулось земли – значит, его собственность.

И напрасно взывал к справедливости богач. Ничего не помогало. Боясь, как бы не отобрали остальное – а угроза была реальной! – проезжий поехал прочь. А сеньор, вернувшись в замок, продиктовал писарю новый закон, гласивший: «Что с воза упало, то считается собственностью того, кому эта земля принадлежит».

Представьте себе, все его ревностно исполняли, не спорили, не подавали жалобы. А кому жаловаться? Сеньору на него же самого? Так бесполезно! Вот и помалкивали. Просто старались, чтобы колеса не ломались, а с телег ничего не падало.

Остальным сеньорам стало очень завидно. Казна предприимчивого господина пополнялась, а они оставались в накладе. Они решили, что это несправедливо и приняли такой же закон на землях, которые принадлежали им.

Теперь на законных основаниях можно было грабить проезжавших по их территории людей. Безнаказанно! Творческая мысль изобретала все новые способы. Рассказывали, что создавались целые преступные группы, промышлявшие подпиливанием колес и подрезанием веревок. Конечно. это делалось по приказу сеньора, и преступников никто не ловил.

Интересная история все-таки у самых привычных выражений!

mas
Евгений Багдерин

Интересная история! Потом появились шлагбаумы, надо проехать плати, потом ввели ограничения на вес повозки.... и т д Одни ломают голову над тем, как выбраться из нищеты и долгов, другие не спят ночами как ограбить. Жестокий мир!+

top
Halida Rojkova

Такова жизнь - законы волчьи, зато люди хорошие!)))

deb
Наталья Реутова

Немного из другой оперы, но тоже про грабеж среди бела дня, причем законный...


– Откуда ты пришел и зачем? – спросил сборщик. Писец обмакнул в чернильницу
гусиное перо и приготовился записать ответ Ходжи Насреддина.

– Я приехал из (...) – крупный город в Персии (нынешнем Иране), о пресветлый господин. Здесь, в Бухаре, живут мои
родственники.

– Так, – сказал сборщик. – Ты едешь в гости к своим родственникам. Значит,
ты должен заплатить гостевую пошлину.

– Но я еду к своим родственникам не в гости, – возразил Ходжа Насреддин. –
Я еду по важному делу.

– По делу! – вскричал сборщик, и в глазах его мелькнул блеск. – Значит, ты
едешь в гости и одновременно по делу! Плати гостевую пошлину, деловую пошлину и
пожертвуй на украшение мечетей во славу аллаха, который сохранил тебя в пути от
разбойников.

"Лучше бы он сохранил меня сейчас, а от разбойников я бы как-нибудь и сам
уберегся", – подумал Ходжа Насреддин, но промолчал: он успел подсчитать, что в
этой беседе каждое слово обходится ему больше чем в десять таньга. Он развязал
пояс и под хищными пристальными взглядами стражников начал отсчитывать пошлину
за въезд в город, гостевую пошлину, деловую пошлину и пожертвование на украшение
мечетей. Сборщик грозно покосился на стражников, они отвернулись. Писец,
уткнувшись в книгу, быстро заскрипел пером.

Ходжа Насреддин расплатился, хотел уходить, но сборщик заметил, что в его
поясе осталось еще несколько монет.

– Подожди, – остановил он Ходжу Насреддина. – А кто же будет платить
пошлину за твоего ишака? Если ты едешь в гости к родственникам, значит, и твой
ишак едет в гости к родственникам.

– Ты прав, о мудрый начальник, – смиренно ответил Ходжа Насреддин, снова
развязывая пояс. – У моего ишака в Бухаре действительно великое множество
родственников, иначе наш эмир с такими порядками давным-давно полетел бы с
трона, а ты, о почтенный, за свою жадность попал бы на кол!

top
Halida Rojkova

Браво, Наталья, не в бровь, а в глаз!

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+