icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Елена Асвойнова-Травина
Мучают вопросы? Узнай

А не вернуть ли нам школьную парту - самое правильное устройства для осанки детей.

  • 113
  • 0

А не вернуть ли нам школьную парту - самое правильное устройства для осанки детей.

Е
Если мы пожелаем составить рейтинг консервативности общественных институтов, то первое место в нем займет, конечно же, религия, но почетное второе придется, пожалуй, отдать образованию. Оно меняется достаточно медленно не только потому, что учебные планы определяются лет на пять, а то и на десять вперед, но и потому, что – подобно медицине – должно руководствоваться принципом «Не навреди». И все же образование вообще и школа в частности меняется – так, мое поколение уже только на картинках видело парту с наклонной столешницей, совмещенную со скамьей. А ведь такая парта верой и правдой послужила не одному поколению школьников!

Школьная мебель, о которой идет речь, имеет конкретное название – парта Эрисмана. Ее создатель – российский врач-гигиенист швейцарского происхождения Федор (Фридрих) Эрисман в 1870 году написал научный труд, тема которого остается актуальной и по сей день – «Влияние школ на происхождение близорукости». Но констатацией причин он не ограничился – Ф.Эрисман разработал систему профилактических мер, в которую входили требования к освещению школьных классов, а также создал новую конструкцию школьной мебели.

Что же представляет собою парта Эрисмана? Прежде всего, в ней сидение совмещается со столом – какое это имеет значение, знает каждый родитель, который по десять раз повторял любимому чаду: «Поставь стул ровно!» Соединенную со столом скамью поставить криво невозможно в принципе. Глубина сидения точно рассчитана – чтобы бедро опиралось на нее хотя бы на две трети, или даже на три четверти – нога при этом будет согнута под прямым углом. Но главная особенность парты Эрисмана – это, несомненно, наклонная столешница, которая решала сразу несколько проблем: сидя за таким столом невозможно сутулиться, «писать носом», а текст положенной на парту книги оказывается под прямым углом к направлению зрения на расстоянии 30-40 см от глаз, как и нужно по правилам гигиены зрения.

Изобретение Ф.Эрисмана было оценено на самом высоком уровне – сам император распорядился обеспечить такой мебелью все школы. Вот только и император, и даже врач в данном случае оказались «далеки от народа» – от руководства школ, которому пришлось ломать голову, как распределить детей по классным комнатам – ведь такие столы занимали достаточно много место, от уборщиц, которым трудно было двигать тяжеленные парты… а главное – где взять на это деньги? Ведь парты делались из массива дуба – это материал дорогой… А главное – за такой партой удобно было сидеть, но очень неудобно садиться и вставать.

Обо всем об этом задумывался тот, кого эти проблемы касались в первую очередь – студент Петр Коротков, отправленный в ссылку на Урал и учительствовавший там в сельской школе. Начал он с того что переделал одноместные парты в двухместные – правда, так у детей появился извечный школьный соблазн – списывать у соседа, зато в тесный класс сельской школы убиралось на порядок больше парт, да и обходилось оснащение одного класса дешевле. Чтобы удобнее было садиться и вставать, П.Коротков сделал столешницу откидной. Шкафчиков для вещей в бедных сельских школах тоже не было – поэтому учитель дополнил парты полочками для учебников и крючками для портфелей, а также углублениями для чернильниц и желобками для перьев и карандашей.

Такая модифицированная парта Эрисмана была «унаследована» советской школой. Ее сделали еще более доступной, изготавливая из более дешевых материалов… но в этом упрощении не смогли вовремя остановиться. Изначально парта имела семь модификаций, чтобы дети по мере роста могли пересаживаться за более высокую парту, но со временем количество уменьшилось до двух – если же ребенок сидит за партой не по росту, то польза превращается во вред… Обозначилась и другая проблема: по классным комнатам детей (за исключением начальной школы) стали распределять не по возрасту, а по предметам – и если, например, в кабинете истории занимаются и пятиклассники, и десятиклассники, какие парты там поставить?

В общем, от парт Эрисмана школа отказалась – и на страну обрушилась «эпидемия» близорукости и сколиоза, а также его отсроченного следствия – остеохондроза.

Остается только порадоваться, что школьная мебель, сделанная по принципу парты Эрисмана – с наклонной столешницей и совмещенным сидением – вернулась в производство, а новые санитарные нормы фактически описывают ее. Вот только до оснащения такими партами всех школ еще далеко. Может быть, это первый вопрос, который следует поднять на ближайшем общешкольном родительском собрании?

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии


выбор читателя

Выбор читателя

16+