icon-star icon-cart icon-close icon-heart icon-info icon-pause icon-play icon-podcast icon-question icon-refresh icon-tile icon-users icon-user icon-search icon-lock icon-comment icon-like icon-not-like icon-plus article-placeholder article-plus-notepad article-star man-404 icon-danger icon-checked icon-article-edit icon-pen icon-fb icon-vk icon-tw icon-google
Людмила Серебрякова
Люди, биографии

А не пошли бы вы все в политику?

  • 1513
  • 14

А не пошли бы вы все в политику?

Д
Два мужика сидят на дырявой крыше, стучат молотками по шиферу и спорят о политике, доказывая друг другу, какая партия лучше. Вчера то же самое они доказывали за кружкой пива. Даже забирая детей из садика, мужчины застревают у калитки и красноречивыми жестами подтверждают, кто из политиков хлам, а за кого стоит проголосовать на будущих выборах.

–Папа, пойдем домой! – ноет дочка и тащит отца за штанину.

–Папа, купи мороженое, – клянчит сын у другого.

В конце-концов дети объединяются, сами покупают одно лакомство на двоих – неподалеку в магазинчике, быстро съедают его и угрожающе заявляют: «Папы! Мамы будут ругаться! Вы же обещали им, что сегодня отремонтируете крышу!»

Лишь тогда мужчины отлипают от калитки и берут детей за руки, чтобы отправиться домой – живут они в небольшом коммунальном домике на два хозяина. Манны небесной им ждать не от кого, поэтому крышу приходится латать самим. Как и чинить канализацию, водопровод, чистить печные трубы (центрального отопления в поселке нет, и люди сооружают обычные печи).

Дети бегут впереди, словно козлята, прыгая по разбитым тротуарам и рассматривая встречных прохожих, бродячих собак и котов, поднимая с земли разбросанные повсюду фантики и получая за это подзатыльники.

Мужчины – безработные, сокращенные по ненадобности из райсельхозтехники, которую ликвидировали и продали за полцены заезжему мелкому магнату. Магнат обещал открыть в цехах макаронную фабрику, но чего-то там у него не сложилось, и сельхозтехника перешла к местному промышленнику. Естественно, у этого не сложилось тоже, и теперь территория зарастает бурьянами, а здания рушатся.

Бывшему токарю и бывшему слесарю пристроиться в поселке негде, потому что маслозавод и автоколонну тоже продали и порезали на металл, а колхозы стерты с лица земли, как морщины после коллагеновой операции.

Они промышляют общей свинофермой и курятником, пока их жены работают учительницами. Слава Богу, еще есть и матери-пенсионерки, и тещи работающие. Поэтому получается и детей одеть-обуть, и старые автомобили, еще с советских времен (одна – тестя, другая – отца родного) поддерживать в движимом состоянии, и шифер на крышу купить. Подсолнечное масло, муку для семейного стола и зерновой корм для домашнего хозяйства дают земельные, родительские, естественно, паи, сдаваемые в аренду местным кооперативам и частным предприятиям. Немного, правда, с них «молока», но свести концы с концами можно.

Основательно постучав молотками, мужики наскоро ужинают и прилипают к телевизорам: передача про большую политику для них – самая интересная. На другой день, едва продрав глаза, они опять, всеми фибрами души, устремляются в обсуждение вчерашней телепередачи.

Они не видят, что делается у них под ногами. Они не слышат, как плачут ночами в подушку их жены (одна попадает под сокращение – школа будет «оптимизирована», другая поехала в город к врачу, и ей предложили плановую операцию, но денег нет и не предвидится, поэтому женщина отказалась). Они забывают спросить у родителей, отдавших свои пенсии и зарплаты «детям на уголь» – зима ведь впереди, а как же они будут жить, что пить-есть? Мужикам и в голову не приходит, откуда на них берутся новые шлепанцы и спортивные штаны с майками. Они считают, что если почистили у свиней и задали корм курам, то их мужское дело и кончилось. А главное их дело – политика: кто кого убил, подстрелил, взорвал, подсидел, в тюрьму отправил, кулаками отходил. Кто как разговаривает с людьми: этот грамотный, этот интеллигентный, этот козел…Любимая тема никогда не кончается, а если и кончается, то чуть ли не мордобоем. Потому что за любимого политика и жизнь не жалко отдать. А вот за собственных детей…

– Кать, дай на сигареты, а? А то уши уже попухли…Вчера Сашке мороженое купил…

И Катя отдает, потому что ей жалко смотреть на изголодавшегося по куреву мужа. С тревогой думает она о том, что будет с детьми, когда они вырастут, захотят учиться, получить профессию, жениться, выйти замуж. Им с соседкой приходиться обсуждать эти вопросы чуть ли не каждый день – и дома, и на работе. А мужчинам лишь одно на уме: политика…Женщин от этой политики тошнит.

Вчера они говорили о том, что каждая власть, которая приходила, только обещала. Но все оставалось и остается по-старому: разбитые дороги и тротуары, растрескавшиеся дома и прогнившая канализация, не хватает воды, нет централизованного отопления, газ и уголь дорожают, как и хлеб и продукты. В больницу страшно попасть, как и человека, не дай Бог, похоронить – для семьи это очень дорого… Но от этих разговоров толку мало. Женщинам остается одно: надеяться и заставлять своих мужиков что-то делать по дому. Спилить старое дерево – они не видят. Поднять упавшую секцию забора – они не замечают. Починить свинарник. Подправить дверь на кухне. Помочь родителям посадить картошку.

А мужики – как мужики. Они сидят под свинарником, курят и доказывают друг другу, какая партия с какой сольется и заберет голоса. Этот глобальный вопрос они могли бы решить на своем уровне за два дня, если бы им дали такое право. Но им вообще никаких прав не дают, даже биржа уже год назад, как кончилась. Поэтому через полчаса один идет варить борщ, а другой режет петуха на холодец. В целом они мужики неплохие и трудолюбивые, даже постирать могут и старших детей проконтролировать, выучили ли те уроки.

Но вместо того, чтобы каким-то образом решать семейные проблемы, они пытаются решить проблемы депутатские, политические, которые от них, в принципе, не зависят. Почему? Потому что их лишили права быть мужчинами. Нет, не в собственном доме. В собственном государстве.

deb
Александр Куц

А что еще мужикам и делать, как не политиков обсуждать. Может, им интересно. Пусть себе развлекаются. От такой жизни.

spe
Лариса Попруга

Одно время мы на работе тоже были просто одержимы политикой. Эти все шоу смотрели, потом на работе обсуждали, ссорились. А потом как-то страсти улеглись, поняли, что все эти шоу и созданы для того, чтобы отвлекать людей от решения реальных проблем, разъединить их. На шоу они все белые и пушистые, а в реальности сами знаете, что творят. Так и хочется сказать: " А не пошли бы вы все..."

pro
Леонид Девятых

Картинка с натуры. Печальная, но выписанная выпукло и с болью. Хорошо, что у автора - болит. Плохо, что у п......, что у руля, ни черта не болит.

Вам необходимо или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии
выбор читателя

Выбор читателя

16+